Крёмер: Быть матерью в Беларуси — это порой стигма

По официальным данным от 12 октября 2011 г., в Беларуси 1,2 млн семей воспитывает детей. Из них в 65,7% растет один ребенок, в 28,9%    два. Трех и более детей имеют около 5% семей.

111012 ZhannaS.mp3

Еврорадио: В двух третях белорусских семей воспитывается один ребенок. Почему?

Жанна Крёмер: Я не только феминистка, я отношусь как раз к тем родителям, которые имеют одного ребенка, хотя хотели бы иметь больше. Я родила своего сына, когда была, как говорится, совсем молода и глупа, и очень влюблена. Я не вполне понимала, что меня ожидает. Сейчас сын уже большой. Но с 20 до 30 лет, когда женщина в лучшем физическом состоянии, я не родила больше. По нескольким причинам. Первая   финансовая. Я думаю, эта причина наиболее распространена. Часто люди не могут справиться даже с одним ребенком, а с двумя-тремя ты сразу ниже плинтуса. Ты ничего не можешь себе позволить и, что самое страшное, многого не можешь позволить ребенку. Не можешь купить хорошие вещи, отдать на английский язык или в платные кружки    и это очень давит. К тому же многим просто негде жить. Как говорится, не хочется плодить нищету. Хотя у меня, например, очень развитое чувство материнства, мне хочется еще детей, мне хотелось их всю жизнь, но я просто не позволила себе, так как очень трудно смотреть, когда твой ребенок недоедает или не имеет вещей, которые хочет иметь, и не может развиваться так, как должен, или если, не дай Бог, еще заболеет. Очень больно смотреть на матерей, воспитывающих детей-инвалидов. Это может случиться с каждой. Родители, к сожалению, часто просто уходят от больных детей. Несчастные женщины тянут на себе больных детей, не имея помощи ни от отца, ни от государства. Вторая проблема  не от кого рожать. Мужчины в стране, конечно, есть, но очень многие из них алкоголики. Если женщина не просто следует за своим чувством, а думает головой, то будет искать отца своим детям, который и передал бы здоровые гены, и занимался бы ребенком, воспитывал его. Таких ответственных и здоровых, непьющих мужчин мало. На них большой спрос, но их не хватает.

Еврорадио: Ты сейчас живешь в Германии. Можешь сравнить немецких и белорусских мужчин?

Жанна Крёмер: Конечно, здесь есть и те, кто пьет, и те, кто плохо относится к своим детям. Но здесь больший процент ответственных мужчин. Для моего мужа, он немец, не проблема позаниматься с детьми. Он занимается моим сыном. В Беларуси у меня были проблемы с партнерами, я была не замужем и для мужчин было проблемой жениться на женщине, у которой есть ребенок. У нас это некое клеймо, не знаю, почему. Встречаться готовы, но если есть ребенок  шанс выйти замуж скатывается к нулю. В Беларуси я не так сильно это все осознавала. Я несколько лет прожила в Австрии, сейчас переехала в Германию.

У меня было время сравнить   и у меня просто открывались глаза. Я не знала, что все настолько плохо в Беларуси. У нас в принципе люди друг к другу относятся по-потребительски. Согласно поговорке: муж любит жену здоровую, а брат сестру богатую. К женщинам это, конечно, больше относится, так как за ними еще и хвостики-детки. В Германии, в Австрии я просто вижу отцов, которые не понимают, в чем проблема, чтобы почистить картошку, помыть посуду или позаниматься с ребенком. Для них не проблема жениться на женщине, имеющей детей. Поэтому очень много белорусок с детьми часто выходят замуж за рубежом.

Еврорадио: При том, что в белорусских семьях по одному ребенку и стоит задача повысить рождаемость, государство не хочет, чтобы матери-одиночки могли воспользоваться экстракорпоральным оплодотворением, потому что дети должны расти в полных семьях. Как ты прокомментируешь это решение?

Жанна Крёмер: Я не очень понимаю, почему нельзя, поскольку это прямая дискриминация женщин. В Германии можно взять ребенка из детского дома, если ты не замужем. Будут смотреть, конечно, хватает ли у тебя средств. Если есть семья больше шансов, но только потому, что семья больше зарабатывает, чем один человек. И у ЭКО-оплодотворения нет ограничений для одиноких женщин.

Еврорадио: Что для тебя было самым большим шоком в Германии в "гендерных" отношениях?

Жанна Крёмер: Больше всего поразило очень приватное: на тот момент, когда я уезжала, я узнала, что я довольно больной человек, мне нужно лечиться. И у меня была мысль: неужели я не смогу больше иметь детей? В принципе все это понимали в Беларуси, все сочувствовали, никто не сказал: не будет  так не будет. Все понимали, что это ужас, что это конец моей жизни как женщины. Действительно шоком для меня было, когда первый иностранец, с которым я об этом говорила, теперь это мой муж, сказал: а в чем проблема? Ты сама полноценный человек. То есть я не просто инкубатор. Ну и в простых бытовых вопросах, куда бы ты ни шел, делать какие-то бумажки  везде есть уголок, где дети могут поиграть, а не сидеть перед кабинетом с родителями и плакать. В каждом ресторане, в каждом кафе есть где поменять памперс ребенку. То есть такие вещи, которые замечаешь, когда ты имеешь детей и которые нужно вводить у нас. К слову, в сообществе minsk_by слингомамы искали кафе, где можно посидеть с детьми. В комментариях на них навалились люди, которые травили их, мол, как вам не стыдно ходить с сиськами наперевес. Мол, это некрасиво и отвратительно, вы всех заставляете видеть, как вы детей кормите грудью. Такое невозможно представить себе в Европе, а в Беларуси это норма. Мать это стигма. Если ты родила ты сидишь в доме и от всех зависишь. И я понимаю, когда женщина не хочет брать это на себя и тянуть, потому как это очень трудно.