Вы здесь

Как живут армянские активисты спустя год после революции

Ереван, апрель 2018 года / JAMnews

Журналисты JAMnews встретились с некоторыми героями своих прошлогодних репортажей, чтобы узнать, насколько оправдались ожидания людей, вышедших на массовые протесты в городах Армении весной 2018 года. Свою оценку итогов первого года революции дают и эксперты.

По материалу JAMnews

Автор лозунга  

​Год назад у Давида Оганесяна случайно родилось словосочетание, которое всю весну скандировали сотни тысяч людей в разных городах Армении. “Сделай шаг — отвергни Сержа” — этот лозунг вошел в историю Армении, им началась и закончилась революция. Люди выходили на улицы, отвечая на этот призыв, чтобы не позволить президенту Сержу Саргсяну после двух президентских сроков занять пост премьер-министра и снова возглавить страну.

Давид Оганесян / JAMnews

Давид полагает, что год назад граждане Армении боролись за права, которыми в других странах люди были наделены еще в 19-ом веке — к примеру, право на изъявление своей воли на выборах. И только теперь, после революции, можно перейти к повестке века 21-го. Давид считает это главным достижением бархатной революции.  

“Изменилась шкала оценки желаний — теперь я мечтаю о большем. То, за что мы боролись за последние два десятилетия, уже стало реальностью”.

 

Революция стала не просто результатом уличных протестов прошлой весны, она свершилась благодаря десятилетиям борьбы, которую вели армянские активисты с властями, и которая не всегда была очевидной для сторонних наблюдателей.

Давид вспоминает трагедию 1 марта 2008 года, когда власти разогнали демонстрацию протеста в Ереване, применив боевое оружие и убив 10 человек. По его словам, это далеко не единственный пример неравной борьбы с властью и поражения активистов. Но все протестные движения и инициативы закаляли и укрепляли их до тех пор, пока они не стали реально мощной силой, заполонившей улицы армянских городов:

“В день отставки Сержа Саргсяна и в последующие несколько дней на площади были сотни тысяч человек, большинство из них не участвовали в предыдущих этапах борьбы. Но этого митинга с сотней тысяч участников не было бы, если бы с марта 2018 года не вышли бы на улицы [революции предшествовало шествие из Гюмри в Ереван оппозиционеров во главе с Николом Пашиняном, оно началось в конце марта. — JAMnews] и не стояли бы на площади несколько сотен человек. Эти несколько сотен и  были те, кто за последние 10 лет прошли через все этапы борьбы”.

Результаты выборов не оспорил никто — впервые

По мнению армянских политологов, главное достижение революции — справедливые выборы. Вскоре после смены власти гражданам Армении предстояло выбрать столичную власть и парламент.

В обоих случаях с большим отрывом победили представители блока “Мой шаг” — команда бывших революционеров, уже вступивших во власть. Они набрали больше 80 процентов голосов избирателей на выборах в мэрию и больше 70 процентов — на парламентских.

Также впервые за последние 20 лет их результаты не оспаривались ни одной из политических сил. Международные наблюдатели тоже назвали выборы честными, справедливыми и прозрачными.

В обоих случаях активность избирателей не была высокой, политологи объясняли это уверенностью людей в том, что фавориты, то есть команда революционеров, в любом случае получит нужное количество голосов.

На память о революции

Участницу студенческого движения “Рестарт”, Ани Варданян, ранили 16 апреля 2018 года перед зданием парламента: прямо у ее ног взорвалась шумовая граната.

Следующий месяц Ани вынуждена была лежать и лечиться. Теперь у нее глубокий шрам на ноге— в память о революции, шутит Ани. Другим, более значимым революционным “сувениром” стала внезапно найденная любовь: вскоре после революции Ани вышла замуж за своего соратника.   

Год назад, сутками стоя в толпе протестующих на центральных площадях Еревана, Ани познакомилась с Карписом. Он был уже опытным активистом — включился в борьбу, когда президент Саргсян реформировал под себя конституцию: по поправкам, принятым на референдуме 2015 года, Армения переходила с полупрезидентской формы правления к парламентской, а полномочия премьер-министра сильно расширялись. Саргсян метил именно на премьерский пост.

До революции Карпис работал учителем истории в одной из ереванских школ, но его политическая активность сильно не нравилась руководству, и Карписа уволили. Ученики тогда устроили акцию протеста с требованием вернуть любимого учителя, рассказывает Ани.

Она уверена, что революция стала поворотным моментом для Армении. Для нее самой тоже многое изменилось. Теперь она получает вторую специальность: дипломированный политолог обучается веб-дизайну.

Ереван, апрель 2018 года / JAMnews

Другие долгожданные события

После революции в стране началась борьба с коррупцией — и активисты оценили ее как реальную. Служба национальной безопасности до сих пор регулярно сообщает о раскрытии коррупционных схем, в которые были вовлечены чиновники, приближенные к прошлой власти. При этом премьер-министр Никол Пашинян с момента вступления в должность придерживается своего обещания, что “вендетты не будет”. По словам Пашиняна, цель новых властей — не посадить коррупционеров, а заставить их вернуть деньги в бюджет.

В ходе борьбы с коррупцией возбуждены уголовные дела против представителей прежней власти и их родных. В армянских медиа появились детали коррупционных скандалов, в которых участвовали брат, племянник и шеф охраны бывшего президента Сержа Саргсяна, а также бывшие депутаты. Но не избежали ответственности и люди, которые получили должности после революции — например, заместитель министра здравоохранения, сотрудники Комитета госдоходов.

За первые три месяца 2019 года сбор налогов в Армении увеличился на 57 миллиардов драмов [около $117 млн.] по сравнению с тем же периодом 2018 года. Причем этот показатель на четыре процента больше, чем было запланировано в программе правительства.

Это позволило повысить минимальную пенсию: с января 2019 года она выросла на 7 тысяч драмов ($15). Правительство обещает повысить на 10 процентов зарплаты учителям и военнослужащим.

Все остальные — в состоянии ожидания.

Ереван, апрель 2018 года / JAMnews

Эксперты о молодежи и социальных медиа

Политолог Рубен Меграбян ожидал от революции избавления от “20-летнего позора”. Революция— не чудо, а неизбежность, убежден он:

“Революции не могло не быть. Она была следствием действий бывшей власти. Ситуация накалилась до предела, и произошел естественный взрыв. Другое дело, что произошедшую революцию нельзя считать завершенной. Властные структуры все еще действуют по инерции, и проще их ликвидировать и создать новые, чем исправить существующую систему”.

Рубен Меграбян уверен, что, если бы была хоть какая-то возможность для самоочищения, перестройки или оздоровления политической системы, то это произошло бы эволюционным путем, а не революционным.

По мнению политолога, главным преимуществом прошлогоднего протестного движения было активное участие молодежи. Поколение, которое в ходе поворотных политических событий последних 10 лет было несовершеннолетним, принесло революции победу своим новым подходом к борьбе.

Неоценимый вклад в победу внесли, по мнению Меграбяна, и социальные медиа. Они выполнили функцию телевидения, которое было под тотальным контролем властей и не могло дать трибуну протестующим.

“Главная проблема новых властей в том, что старая политическая система уже не действует, а новая пока не сформирована. Отсутствие политической системы очевидно, и это вызывает серьезные проблемы. Что и говорить, новые власти пока не нашли решения этой проблемы, но, судя по уровню мотивации, думаю, это решаемая проблема”.

Ереван, апрель 2018 года / JAMnews

“В правильном направлении, но медленно”

Политолог Эдгар Варданян считает,что  прошедший год принес людям веру в то, что теперь они стали участниками процесса принятия решений. Доказательством тому стали многочисленные акции протеста, которые проходят в Армении после революции. Эти акции говорят о том, что люди готовы бороться за свои права.

“Есть справедливые требования, в частности, по поводу того, что нет заметных изменений в социально-экономической жизни. Однако нужно учитывать, что для серьезных социально-экономических перемен одного года недостаточно”, — говорит Варданян.

Политолог считает также, что власти должны четко разъяснить свое видение экономической революции. Они должны говорить с народом, объяснять, что, как и в какие сроки они намерены осуществить.

“Другой важный шаг, который предстоит правительству — внедрение института переходного правосудия. [Революционная власть с первых дней говорит о необходимости внедрения механизма конфискации имущества, нажитого незаконным путем, до обвинительного приговора суда. — JAMnews.] Общество пока не понимает, что это такое и как поможет наказать или простить тех олигархов, которые присваивали себе государственные деньги, по какому принципу будет возвращаться награбленное. Правительство должно суметь четко представить концепцию переходного правосудия, иначе это может привести к политическим спекуляциям”, — говорит Эдгар Варданян.

Он считает, что можно было бы ускорить темпы происходящих в стране реформ. Но положительные тенденции вселяют надежду, что в следующем году Армению ждут кардинальные перемены.