Израильский политолог: От слов Шагала наш МИД уже не раз хватался за голову

Еврорадио: Лидеры белорусской оппозиции направили обращение премьер-министру Беньямину Нетаньяху с просьбой объяснить, соответствует ли позиция посла Израиля в Беларуси Иосифа Шагала официальной позиции израильских властей. Если вы слышали, то господин Шагал заявил, что белорусские политзаключенные — это обычные уголовники. А как в Израиле вообще относятся к наличию политзаключенных в других странах?

Элина Бардач-Ялова: В течение года я была советником господина Нетаньяху и скажу честно, я ни разу не слышала высказываний с его стороны относительно конкретно белорусских политзаключенных. Но мне хорошо известно его общее мнение по этой проблеме: любые заключенные, которые преследуются по политическим, рассовым или другим критериям, с точки зрения господина Нетаньяху — это неприемлемо. Он достаточно болезненно воспринимает вопрос политзаключенных хотя бы потому, что в Израиле очень много "отказников Сиона" (евреев, которым не разрешали выехать из СССР в Израиль. — прим. Еврорадио) —это ведь частично политическая причина, по которой их посадили. Почему господин Шагал сказал то, что он сказал, и позиция ли это МИД относительно конкретно этих политзаключенных... Скажу так: я очень сильно сомневаюсь, что политика МИД до такой степени сильно изменилась, чтобы высказывать такое мнение. Насколько я помню, господин Шагал уже не первый раз говорит что-то такое, из-за чего потом МИД хватается за голову.

Еврорадио: Если инцидент такого рода с Иосифом Шагалом происходит не впервые, то возможно ли, что его заменят на другого дипломата? Есть такая практика в вашем МИД?

Элина Бардач-Ялова: Я не припомню, чтобы какое-то резкое высказывание какого-то дипломата, даже если они целиком противоречит позиции руководства страны, привело к столь резким санкциям. Были случаи, когда те или иные послы высказывались таким образом, но в результате оставались на своих местах. Тем не менее любое событие такого рода всегда тем или иным образом откликается. У господина Шагала есть свои интересы, которые в будущем могут из-за этого пострадать. Тем не менее я очень сильно сомневаюсь, что официальная реакция будет очень резкой. Наверное, ответ на обращение белорусских оппозиционеров будет, но какой, мне очень сложно предсказать. Вся проблема в том, что премьер-министр очень жестко реагирует на любые ошибки, которые связаны со странами европейскими и странами латиноамериканскими, Америкой. Все, что связано с постсоветским пространством, для него менее критично. И здесь господин Нетаньяху будет советоваться с господином Либерманом (министр иностранных дел Израиля. — Еврорадио). И в зависимости от того, что господин Либерман скажет в тот конкретный момент, и будет основанием для реакции. Насколько я знаю, господин Шагал очень близок к господину Либерману и я сильно сомневаюсь, что там будут какие-то сильные штрафные санкции.

Еврорадио: Но лично вы как думаете, что будет в ответе премьер-министра на обращение из Беларуси?

Элина Бардач-Ялова: Знаете, реакция на определенные события у господина Нетаньяху бывает... очень разной. Если господин Шагал находится относительно господина Либермана на той же позиции, что и раньше, то в лучшем случае в ответе будет фраза: "Нам очень жаль, но это не является государственной позицией Израиля". Если он несколько иначе относительно Либермана сейчас стоит, то реакция будет — вызвать Шагала и сказать ему: "Ну-ну-ну!" Боюсь, что это максимально.

Еврорадио: Вы сказали, что в будущем высказывания Иосифа Шагала могут иметь последствия "для его интересов". Какие интересы: политические или экономические — вы имели в виду и в какой стране?

Элина Бардач-Ялова: Насколько я знаю, у господина Шагала есть как экономические интересы в Беларуси, так и политические — в Израиле. Я хорошо помню жесткую ситуацию вокруг его назначения, когда господина Либермана, мягко скажем, отговаривали от такого шага, а он стоял на смерть. Просто он хотел, насколько я понимаю внутриполитическую ситуацию в той партии, которую Либерман представляет, не дать возможности господину Шагалу "крутиться" вокруг партии. И было проще за определенные его услуги перед партией дать ему такую вот должность. Поэтому я полагаю, что у него (Шагала. — прим. Еврорадио) есть какие-то политические амбиции и здесь, и какие-то экономические амбиции в вашей стране.

Еврорадио: Несколько лет назад мне довелось встречаться с господином Либерманом и он во время беседы довольно остро и критично высказывался по поводу положения прав человека в Беларуси, России, Украине. Теперь его отношение по этому вопросу изменилось, раз он "прикрывает" господина Шагала после его высказываний по политзаключенным?

Элина Бардач-Ялова: Я не думаю, что позиция изменилась. Я хорошо знаю общую позицию правительства, в которое входит и господин Либерман, по этому вопросу, и она такая, как я сказала: нарушение прав человека и наличие политзаключенных — это неприемлемо. Либерман сам публично высказывал мнение, что все, связанное с политзаключенными и нарушением прав человека, его очень сильно беспокоит. Могут ли быть какие-то частные мнения по какому-то частному случаю, тут я ничего не могу сказать. Но я не видела каких-то личных исключений из общей позиции правительства по этим вопросам до случая с Шагалом. Поэтому еще раз: общая позиция правительства не менялась. Тем не менее я не слышала, чтобы последовала реакция Либермана на вот этот "частный случай" с Шагалом. Возможно, я что-то пропустила, но...

Еврорадио: В обязанности любого дипломата в любой стране входит сбор всесторонней информации о ситуации в стране, где он работает. Для этого они встречаются не только с представителями властей, но и с представителями оппозиции и гражданского общества. Посол Израиля этого ни разу не делал. Это нормально?

Элина Бардач-Ялова: Если бы я была на месте Шагала, то придерживалась бы позиции, что необходимо встретиться со всеми сторонами. Но следует учитывать, какова позиция МИД по этому вопросу. МИД Израиля каждую конкретную ситуацию в каждой стране оценивает отдельно. Кстати, не так давно я узнала, что в отделе, который занимается постсоветским пространством, просто мизерное количество людей, занятых оценкой ситуации. Я даже не поверила ушам — то ли один, то ли два человека! Это те люди, которые занимаются не политической, а исследовательской оценкой ситуации. Я это говорю к тому, что если точка зрения МИД Израиля в том, что ни в коем случае не встречаться с оппозицией, чтобы не дать основания господину Лукашенко разорвать отношения, это одно дело. А когда господин Шагал решил не делать таких шагов, то это очень неправильно.

Знаете, проблема в том, что позицию конкретно по Беларуси я почему-то не слышала ни разу (со стороны представителей властей Израиля. — прим. Еврорадио). Оценки по Украине я слышала, оценки по России — слышала, слышала даже оценки по Казахстану. Но я ни от кого не слышала официальную позицию по положению дел в Беларуси. Мы начали разговаривать и я очень этому факту удивилась. Здесь либо я почему-то не попадала на такое обсуждение, либо действительно обсуждение Беларуси отходит на десятый план, и поэтому господин Шагал может делать все, что захочет, не координируясь с центром.

                                            Иосиф Шагал

Еврорадио: Таким образом, обвинять Иосифа Шагала в несоответствии должности преждевременно?

Элина Бардач-Ялова: Насчет соответствия Шагала, в прессе некоторое время назад было много разговоров на тему, насколько он вообще соответствует должности посла. И до какой степени это личная уступка со стороны господина Либермана: поставить этого человека послом без разницы где. Я не знаю: насколько это на самом деле уступка господина Либермана господину Шагалу, чьи качества посла здесь не очень высоко ценились. Или, может, я чего-то не знаю о господине Шагале и он на самом деле замечательный посол и выполняет все распоряжения центра, а его хотят назначить козлом отпущения.

Еврорадио: Чем, на ваш взгляд, завершится конфликт?

Элина Бардач-Ялова: Не далее как сегодня я видела в русскоязычной блогосфере Израиля упоминания об этом конфликте. И оценки блогерами господина Шагала очень плохие. Говорить, что в Израиле об этом случае ничего не знают, а в Беларуси на это обижаются это не совсем так. Знают. И честно признаю, что оценки Шагала здесь очень для него неприятны. Тем не менее что касается самого конфликта, то я уверена: постепенно все затихнет и некоторое время спустя обо всем этом забудут.

Фото: и архива Элины Бардач-Яловой, http://telegraf.by/