Вы здесь

Христос воскреснет онлайн: как церкви Украины переживают коронавирусный карантин

Выдубицкий монастырь, Киев, 8 апреля 2020 года / Андрей Новиков / hromadske

От целования икон надо воздержаться, а посещать богослужения можно в Фейсбуке — коронавирус принес много нового в жизнь украинских христиан. Как церкви и верующие реагируют на карантин и как планируют праздновать свой главный праздник, Пасху, — в материале hromadske.

Watch party с Богом

Каждое воскресенье в семье Софии, Игоря и маленькой Анны Тимошенко начиналось одинаково. "Утром встаем, быстренько завтракаем, надеваем лучшую одежду и бежим в церковь, а после можем пойти с друзьями на какао или на прогулку", — рассказывает София Кочмар-Тимошенко

С храмом, в который ходит семья, их связывает много теплых воспоминаний. Именно в патриаршем соборе Воскресения Христова Украинской греко-католической церкви, что на левом берегу Киева, супруги крестили дочь Анну и хоронили Блаженнейшего Любомира Гузара, бывшего предстоятеля УГКЦ. "Также в этом храме прошел мой Майдан, — вспоминает София. — Там я ночевала и там меня лечил какой-то старый тернопольской врач от майдановской простуды". Однако из-за пандемии коронавируса в Украине уже несколько недель запрещены массовые собрания, в том числе и в церквях. Поэтому семье пришлось отказаться от привычного воскресного сценария.

"Все, Анна, одеваемся, потому что мы идем в церковь, сегодня такой праздник", — говорит София, одевая девочку в вышиванку. 12 апреля 2020 года православные христиане празднуют Вербное воскресенье — день, когда, согласно Евангелиям, Иисус вошел в Иерусалим. "Если честно, у нас даже нет вербной лозы, которую традиционно надо святить в этот день, — говорит София. — В Киеве запретили посещения парков и лесов, где мы могли бы ее найти, за это очень большой штраф, да и мы не считали это обязательным". Анна рассаживает на диване свои игрушки и говорит им "тсс!" — сидеть тихонько, а София достает ноутбук и включает онлайн-трансляцию из собора. Иногда она смотрит богослужения вместе с друзьями — через watch party в Фейсбуке. А мама девушки присылает ей "свою церковь" — фото телевизора, где идет трансляция.

Церковь пустела постепенно, говорит София. В первую неделю, когда только объявили об ограничениях в связи с пандемией, по трансляции было видно, что на богослужении есть дети, даже один священник пришел со своим сыном. На вторую неделю люди с детьми стояли за стеклом, за дверью. А на этой неделе — уже только одни священники. 

София Кочмар-Тимошенко с дочерью Анной в патриаршем соборе Воскресения Христова Украинской греко-католической церкви / страница Sofia Kochmar-Tymoshenko в facebook

Отсутствие верующих — главное изменение в литургии во время карантина, говорит София. Но есть и другие. На прошлой неделе Блаженнейший Святослав, Глава УГКЦ, уже был в маске, когда давал причастие, и дезинфицировал ложку. А семинаристы, которые обычно одевали его и целовали ему руки, перестали это делать.

"Кхх", — внимания маленькой Анны хватает ненадолго. "Смотреть службу по компьютеру опасно тем, что ребенок все равно просит включить мультики. „Кхх“ — это значит свинка Пеппа", — объясняет София. В церкви дочь бегала кругами вокруг епископа, дома она делает то же самое вокруг ноутбука на диване.

Ты там была? Что ты там делала? — тычет София в экран. — Что там дают?

— Ам!

Ам дают! Причастие. Смотри, здесь даже хористы есть в маске. Как они так поют?

Софии нравится, что к этим службам священники готовятся так, будто в церкви полно людей — они в праздничных ризах, а храм украшен цветами и вербой. "И это не только здесь, даже в маленьких церквях, откуда транслируют по телефону", — говорит София. Она вспоминает Вербное воскресенье прошлого года — говорит, людей в церкви было много, как в метро. "Я скучаю по походам в церковь. Тем, кто ходил в церковь, компьютер или телевизор ее не заменит. Но все понимают, что это временно". Вечером семья не выдерживает и идет прогуляться к храму. Однако его ворота закрыты.

Дочь Софии у ворот собора Воскресения Христова Украинской греко-католической церкви на левом берегу в Киеве, 12 апреля 2020 года / страница Sofia Kochmar-Tymoshenko в facebook

На Пасху семья планирует устроить традиционный завтрак: "Купим красивую пасочку, будем с Анной разрисовывать яйца, будем молиться". На следующий день в обычные времена они бы обязательно поехали в парк на "поливальный понедельник" — по давнему обычаю, в этот день парни обливают девушек водой для "очищения". Однако в этом году семья останется дома. София говорит, что карантинная Пасха запомнится им на всю жизнь.

"Мы, христиане, очень часто верим наружу. Мы хорошо одеваемся в церковь, мы приходим, со всеми здороваемся... Христианство — это религия сообщества, — говорит София. — Но сейчас это сообщество — каждый в своем доме. И веришь ли ты — это только от тебя зависит, только тебе это надо. Бог остановил весь внешний мир, чтобы все христиане начали искать свой мир внутренний. Это очень удачная его шутка, хотя и трагическая. Но интересно, как церковь и ее приоритеты изменятся после этого. Потому что если даже паску можно посвятить по компьютеру или по телевизору, то зачем тогда строить огромные соборы?"

"Где твое стадо, там должен быть пастырь", — говорит отец Василий Германюк. Уже два года каждый день, утром и вечером, он проводит прямые эфиры в Инстаграме с молитвой, а также с богослужениями из храма. Приход отца — два села на Тернопольщине, в которых вместе около 5,5 тысяч жителей. Почти столько же подписчиков на его странице.

Отец Василий зарегистрировался в соцсети, чтобы общаться с молодежью: "Они проснутся утром, схватятся за свои телефоны, а там я благословляю их на день". Со временем зрителей стало больше, и отец начал транслировать литургии. Говорит, все это было вызовом для него — выходить в эфир пообещал ежедневно, значит — будут ждать, трансляцию может посмотреть кто угодно, даже глава церкви, значит — надо отчетливо говорить и шлифовать проповеди, да и Инстаграм не стоит на месте, значит — надо разбираться с нюансами.

Священник УГКЦ отец Василий Германюк, поселок Скала-Подольская, Тернопольская область, 12 апреля 2020 года / страница Василь Германюк в facebook

"Раньше мне писали, что Инстаграм — не место для церкви. А теперь все смотрят трансляции. Я рад, что смог попробовать заранее. Люди уже спокойнее, — говорит отец. — Но если они привыкнут к трансляциям и не захотят возвращаться в церковь, это будет новый вызов". 

После введения карантина у трансляций отца Василия стало еще больше зрителей. Говорит, так же было, когда в 2018 году ввели чрезвычайное положение после захвата украинских моряков Россией: "Когда человек боится, он понимает, что все в руках божьих, а если человеку классно, ему молитва не очень нужна".

Церкви оффлайн

Улицы Киева были такими же пустыми, пожалуй, лишь тогда, когда князь Владимир согнал всех в Днепр, чтобы окрестить. Уже почти две недели выходить из дома здесь можно только за продуктами, лекарствами и чтобы выгулять собаку. Или же по служебной необходимости. Ею пользуемся и мы — и выходим на прогулку по центральным храмам города.

"Все богослужения будут осуществляться без присутствия прихожан за закрытыми дверями!" — это предупреждение висит возле расписания мес на входе в римско-католический храм Святого Александра. Двери действительно закрыты. Католики 12 апреля празднуют Пасху, однако возле храма нет никого, только полиция. По словам отца Виталия Квапиша, многие верующие звонили и переспрашивали, можно ли все-таки прийти, однако закон есть закон. Благословлять пасхальные блюда епископы РКЦ разрешили самостоятельно дома — торжественную молитву мог прочитать один из членов семьи. Почти все христианские церкви в Украине организовали трансляции богослужений и призвали своих прихожан присоединиться к мессам и литургиям онлайн. Однако двери закрыли не все.

Полицейские несут патруль возле закрытого римско-католического Собора святого Александра в Киеве, 12 апреля 2020 года / Анастасия Власова /hromadske

На центральном входе в главный храм Свято-Михайловского монастыря созданной чуть больше года назад Православной церкви Украины большая табличка: "Закрыто. Closed". Рядом — информационный плакат о профилактике коронавируса. Праздничную литургию в этом храме будет править предстоятель ПЦУ, митрополит Епифаний. У бокового входа, в который понемногу заходят люди, стоит иеромонах Михаил. "К счастью, сегодня почти 90% наших постоянных прихожан прислушались к призывам Священного Синода и остались дома", — говорит он и уверяет, что сейчас в храм заходят только хористы, люди, задействованные на богослужении, и те, кто ведет трансляцию — всего около двух десятков человек.

На столике рядом — святая вода и ветки вербы. Иеромонах Михаил освящает вербу немногочисленным желающим, однако при одном условии — сохранении дистанции в два метра между верующими. Говорит, выгнать людей, которые пришли в храм, священнослужители не могут. Так, по его словам, будет и на Пасху — людей с корзинами не будут выгонять.

Однако Священный Синод ПЦУ позволил святить пасхальные блюда только тремя способами. В селах можно вынести их во двор — священник будет идти по улицам и обрызгивать корзины святой водой, соблюдая дистанцию. В городах священнослужители заблаговременно освятят пасхальные блюда в магазинах, о чем на них должно быть указано. Также благословение пасхальных блюд можно получить, самостоятельно прочитав молитвы и сбрызнув пищу святой водой.

"Те, кто легкомысленно к этому относились, все же считаются с тем, что количество больных увеличивается, — говорит иеромонах Михаил. — Кому-то не нравятся определенные правила, но мы все понимаем, что лучше пусть будут жесткие правила, но мы избежим большой катастрофы, постигшей другие страны. Будет мирное время — будем дальше все спокойно молиться и собираться так, как до эпидемии".

Оборудование для спутникового вещания богослужения из Михайловского собора в Киеве в Вербное воскресенье христиан восточного обряда, 12 апреля 2020 года / Елена Зашко / hromadske

Также Синод позволяет верующим пригласить священника домой для духовных бесед, исповеди или причастия. Однако это касается только паллиативных больных или военных перед тяжелыми операциями, объясняет протоиерей Сергий Дмитриев, заместитель главы Управления социального служения и благотворительности ПЦУ. Хотя и отмечает, что каждый священник имеет право самостоятельно решать, нуждается ли каждый отдельный верующий в личной встрече или же можно ограничиться разговором по телефону или в соцсетях. И если он все-таки идет на дом, он должен использовать бахилы, санитарную маску и дезинфицирующее средство, а также соблюдать дистанцию.

Верующие ПЦУ в защитных масках для лица в церкви Николая Притиска на Подоле в Киеве, 12 апреля 2020 года / Анастасия Власова / hromadske

Двери греко-католического храма Святого Василия Великого открыты, однако при входе висит "большая просьба" — заходить внутрь и исповедоваться только в защитных масках. Те, у кого нет своей, могут взять самодельную марлевую на столике в храме, там же рядом — антисептическое средство для рук и салфетки. Несколько человек слушают литургию внутри, остальные, около 20 — на небольшом дворе через громкоговоритель. Рядом на парапете женщина продает вязаные букеты из вербы и цветов. Люди покупают сразу по несколько — себе и родным. Служба заканчивается и священник объявляет, что будет освящать вербу на улице, хотя УГКЦ просила прихожан не приносить вербу и корзины в храмы. Священник в маске, а вот верующие не всегда.

Федор не надевает маску принципиально. Говорит, сделать это — значит не доверять богу. "У меня есть в кармане маска, даже две, я их надеваю в общественных местах. Но здесь место особого присутствия Бога". И здесь, уверен он, нельзя бояться заразиться, потому что "страх делает больше, чем сами вирусы". С начала карантина Федор не пропустил ни одного воскресного богослужения. Несмотря на призывы церкви, государства и Всемирной организации здравоохранения, считает, что в это неспокойное время это еще важнее.

"Человек, который сюда заходит, знает, что Христос воскрес. Так если он воскрес, то он проложил нам дорогу. Что жизнь, как говорит апостол, что смерть — во Христе одно и то же, — делится размышлениями Федор. — А если человек, который надеется и знает, что здесь находится сам Господь, и он заразился, он придет к нему и скажет: „Господи, я тебе так доверял! А ты какую-то бациллу не мог убить?“ Однако, верующие и священники, которые игнорировали карантин, уже способствовали распространению коронавируса и создавали опасность для людей.

Прохожие в обязательных во время карантина защитных масках для лица на Подоле в Киеве, 12 апреля 2020 года / Анастасия Власова / hromadske

Церковь святого Николая Мирликийского Украинской православной церкви Московского патриархата тоже открыта. Около 20 верующих в масках и без стоят на улице. После завершения литургии в проходе церкви появляется священник. Он в маске и приглашает людей внутрь для исповеди и причастия. Но по одному. По словам митрополита УПЦ МП Климента, церковь будет учитывать карантинные мероприятия и пускать в храмы только по десять человек, однако в режим онлайн-трансляций не перейдет, потому что это якобы не будет считаться богослужением.

УПЦ МП дольше всех сопротивлялась ограничениям в связи с коронавирусом. Например, в Киево-Печерской Лавре в начале карантина призывали продолжать ходить в храмы, причащаться и причащать детей. "Страшна не эпидемия вируса, а грех, который губит душу... Не смотрите старшее поколение или младшее, все спешите в храм, обнимите друг друга", — говорили церковники.

Однако 29 марта уже и патриарх Русской православной церкви Кирилл призвал верующих воздержаться от посещения храмов: "Давайте возьмем на себя подвиг не выходить из наших домов, как взяла на себя подвиг Мария Египетская — не выходить из пустыни. ... Именно так мы должны сейчас жить. Другие проповеди, в частности от неразумных священнослужителей, не слушайте".

Верующие возле храма Николая Мирликийского Украинской православной церкви Московского патриархата в Вербное воскресенье христиан восточного обряда, Киев, 12 апреля 2020 года / Андрей Новиков / hromadske

Через две недели столичная комиссия по чрезвычайным ситуациям закрыла Лавру принудительно — там зафиксировали более 90 случаев заражения коронавирусом, а двое церковников умерли.

12 апреля на празднование католической Пасхи и православного Вербного воскресенья в храмы пришли около 126 тысяч украинцев, хотя в прошлом году на службах было почти 3 миллиона верующих, сообщает пресс-служба президента Украины Владимира Зеленского. По информации главы МВД Украины Арсена Авакова, полиция трижды оштрафовала церковников и еще в 12 случаях материалы изучаются. "Безответственность и неуважение к человеческому здоровью не имеют к Богу никакого отношения!", — написал он.

Еще в марте Зеленский анонсировал проект "Пасха дома". "Ежедневно у нас заражаются уже не десятки, а сотни. И собрания, толпы на Пасхальные праздники — прямой путь заболеть самому и заразить близких. Поэтому Пасха в новом формате в этом году — это настоящее проявление любви к ближнему", — подчеркнул он.

Полицейские и медики патрулируют возле Киево-Печерской Лавры в Киеве, 13 апреля 2020 года. Из-за резкого роста количества случаев заражения коронавирусом в Киево-Печерской Лавре власти столицы усилили ограничительные меры, в помещениях провели дезинфекцию и закрыли храм, 13 апреля 2020 года / Татьяна Безрук / hromadske

Не в храме, а в деле

"У вас свадьба не намечается? А то у нас тут спирта много", — шутит отец Иван, один из жителей Выдубицкого монастыря Православной церкви Украины, пока они готовятся к работе. В 90-х в этом помещении возле монастырских ворот был ресторан Рушниковая хата, о чем напоминают орнаменты на стенах. Позже на его месте обосновалась воскресная школа. Сейчас здесь готовят антисептик.

"Мы как церковь на базе этого монастыря уже 4 года занимаемся бедными людьми, у нас очень много проектов в больницах, хосписах, с детьми. Мы просто хотели приобрести для них этот антисептик, но оказалось, что цены просто космические и его очень сложно найти", — рассказывает Роман Холодов, руководитель отдела социального служения Киевской Митрополии ПЦУ, который организовал производство.

От безысходности ребята начали искать способы, как изготовить антисептик самим, и нашли инструкцию Всемирной организации здравоохранения. "Там есть все, вплоть до того, в какой емкости должна быть эта вещь, потому что она пожароопасная, ее не более 50 литров должно быть", — говорит Роман. Листами с распечатанной инструкцией обклеен столб в центре Рушниковой хаты, однако ребята уже все запомнили: на 20 литров идет 300-350 грамм глицерина, 450 мл перекиси водорода, где-то 16-17 литров спирта, дальше это все доливается дистиллированной водой, а главное условие — чтобы антисептик был не менее 70 градусов, ведь чем больше содержание спирта, тем он эффективнее.

Ребята надевают халаты, маски и перчатки и приступают к работе. Из 50-литровой бочки смешанные ингредиенты подаются в машину, которая отмеряет по 110 мл. Сначала они разливали антисептик вручную. "Это было феерично, — вспоминает Роман. — Надо было держать, ставить леечку, набирать, наливать. Это было очень долго — за часа два-три мы разлили всего лишь 150 антисептиков, и очень много разливалось. Поэтому мы решили немного автоматизировать этот процесс и приобрели эту машину для дозирования".

Роман сегодня на разливе. Два Ивана закручивают крышки — это самый трудный этап процесса, ведь когда бутылочки идут на тысячи, руки стираются. Виталий клеит на бутылочки этикетки. "Тоже не очень веселая работа", — комментирует Роман. На первых партиях наклеек не было. "Однако людям немного страшно взять бутылочку неизвестно с каким содержанием, поэтому мы пишем, что это такое и от кого".

Жители Выдубицкого монастыря Православной церкви Украины готовят антисептик, Киев, 8 апреля 2020 года / Андрей Новиков / hromadske

Примерно через час готово уже 442 антисептика и ребята выходят во двор подышать. У спирта, который они используют, очень резкий запах — "люди разные, чтобы не было желания разбавлять". Планы на эту неделю амбициозные — 12 тысяч бутылочек. "Если, дай бог, из 12 тысяч человек, которые их получат, хотя бы один человек будет иметь от этого толк и не заразится коронавирусом, это будет очень круто, — говорит Роман. — На самом деле, это цена человеческой жизни. Но я думаю, что все будет хорошо и люди будут придерживаться этих норм, пользоваться определенными предписаниями, и мы немножко обойдем эту беду".

Запросов очень много, говорит Роман, поэтому их антисептики расходятся не только по Киеву: часть отправили военным на восток, часть — в больницы Одесской области. "Было бы сырье — мы готовы в день делать 6 тысяч бутылочек. Но все очень дорого. Мы просто не потянем. Поэтому мы ждем каких-то активных действий со стороны государства, чтобы, может, нам все же не пришлось это делать".

Ранее предстоятели ПЦУ и УГКЦ заявляли, что в случае необходимости готовы отдать свои храмы под больницы. Роман говорит, что это не просто красивые слова — во время Революции Достоинства в Михайловском монастыре действовал госпиталь, где оперировали людей, в последние годы был создан институт медицинского капелланства, развивается социальное служение. "Помещений достаточно, у нас большие храмы, — говорит Роман. — Это вопрос того, сколько будет больных. И достаточно ли будет врачей, которые смогут там работать".

В то же время от некоторых привычных действий жителям монастыря пришлось отказаться. Например, от раздачи еды и медикаментов бездомным и пенсионерам. "Я не возьму на себя такую ​​ответственность, — объясняет Роман. — 200 человек собираются в одном месте — это просто опасно. Мы понимаем, что это беда людям, но между жизнью и здоровьем мы всегда выбираем жизнь, это касается всего нашего социального служения".

Слева направо: руководитель отдела социального служения Киевской Митрополии ПЦУ Роман Холодов, Иван (Мычко), Виталий (Фернати), отец Иван (Цико), Выдубицкий монастырь, Киев, 8 апреля 2020 года / Андрей Новиков / hromadske

На территории монастыря настоящий апрель — нарциссы, тюльпаны, гиацинты. Храмы открыты. Но они пустые. Роман уверяет, что более десяти человек сюда не пускают, лавочки дезинфицируют, а причастие подают не в рот, а в руки. Такой будет и Пасха. "Когда храм будет гореть, вы туда зайдете? Или вы пустите туда людей? Конечно, нет. Так же и это, это опасность для людей. И не надо подвергать, не надо показывать свою беспечность. Не надо испытывать Бога, он осмеянным не бывает. И церковь начинается не в храме, а когда ты выходишь из храма и что-то делаешь".

Главная задача церкви, говорит Роман, — общаться с людьми и объяснять, что сейчас каждый христианин может совершить подвиг ради своих близких — остаться дома и сохранить их здоровье. В то же время Роман волнуется, что за время карантина вырастет уровень домашнего насилия и злоупотребления алкоголем, ведь раньше люди редко проводили столько времени вместе.

"Я думаю, что это не наказание и не испытание. Это время, которое можно посвятить родным. Думаю, что Бог так нас объединяет. Каждая семья по церковному учению — это такая маленькая домашняя церковь. И в этой церкви всегда присутствует Христос. И даже если не будет возможности прийти и освятить эту паску на Пасху, можно провести ее в кругу семьи, во внимании и молитве. Каждый из нас поскучает по тем богослужениям, по тем таинствам. И после карантина, я думаю, гораздо больше людей будет приходить в храмы. И они будут больше ценить эти моменты, проведенные в храме, проведенные в молитве".

При поддержке "Медиасети"