Вы здесь

“Это может быть лобби ресторанного бизнеса”: льготам для агроусадеб конец?

Агроусадьба в Минском районе / ruralbelarus.by

“Государство не должно быть донором для бизнеса”, — так недавно высказалась председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по бюджету и финансам Людмила Нижевич. В качестве примера она привела “не совсем честных граждан”, которые якобы платят минимальный налог как хозяева агроусадеб, а сами при этом занимаются гостиничным бизнесом. Мол, пора бы их приструнить.

Только вот как отличить агроусадьбу с десятью комнатами от небольшой гостиницы? Могут ли в таком случае забрать льготы у тех, кто честно принимает и развлекает туристов — просто потому, что те попали под какие-то критерии? И вообще, с чего вдруг чиновники обратили пристальное внимание на агротуризм? Обо всём этом Еврорадио поговорило с бизнесменами из сферы агротуризма и главой Белорусского общественного объединения “Отдых в деревне” Валерией Клицуновой.

“Это не такой уже и прибыльный бизнес”

Анатолий в агротуризме с 2012 года. До этого занимался грузоперевозками, а агротуризм развивал в качестве запасного варианта, чтобы в случае чего остаться на плаву. Его усадьба “Брода” находится в 15 километрах от Минска. Туристам там предлагают порыбачить, сходить по грибы да в ягоды и попариться в бане. Поселиться на сутки в небольшом семейном доме двум туристам обойдётся в 50 долларов.

— У нас интересное месторасположение. Мы находимся на краю деревни, недалеко от Минска. Шикарная природа, рядом Раубичи. Двадцатиметровым бассейном похвастаться не можем, но для среднего посетителя, как мне кажется, усадьба довольно неплохая, — рассказывает Еврорадио хозяин.

Агроусадьба “Брода” / ruralbelarus.by

— Этот год немного лучше, чем прошлый, — продолжает Анатолий. — Иностранцы в этом году приезжали, но те, которые в Беларуси по делам: дипмиссии, представители иностранных фирм. Белорусы стали заезжать чаще, а иностранцев, которые едут специально из-за рубежа, почти нет. Например, пытались приехать из Украины постоянные клиенты, доехали до границы, а их развернули обратно. Но основными клиентами на 70 процентов у нас всегда были белорусы. Как мне казалось, спрос от иностранцев рос с каждым годом, если бы не коронавирус.

Но это не такой уже и прибыльный бизнес. Я это говорю не потому, что у меня “средняя” усадьба, а потому, что это такая отрасль.

Не всё так гладко

— Для всех агроусадеб сейчас существует льготное налогообложение. До прошлого года это была одна базовая в год, сейчас две базовые. Я так понимаю, что они всё-таки поднимут ставку налога, — беспокоится Анатолий. До этого ему, как хозяину агроусадьбы, удалось выбить льготный кредит.

— Кредит дали на семь лет под пять процентов годовых. Это было непросто, я убил два года, но мне его дали. Кредит дают на реконструкцию, я получил в районе 20 000 долларов.

Спрашиваем у хозяина “Броды”: знает ли он нечестных граждан, которые вместо агроусадеб развивают гостиничный бизнес?

— Не знаю, что они [чиновники. — Еврорадио] под этим имеют в виду. То, что командировочных заселяют? Ну, может быть, какие-то хозяева и сдают рабочим в период, когда нет посетителей. Но это не панацея, это невыгодно, там куча сложностей.

Конечно, может быть такое, что кто-то сдаёт коттедж только под рабочих, а пишет, что это усадьба. Около Минска так делать, может, и выгодно. Но я этим не занимаюсь, за условных 20 долларов мне будет нерентабельно их селить.

Небольшой бассейн в “Броде” / ruralbelarus.by

Но если всё-таки придут серьёзные дяди из райисполкома и налоговой и потребуют доказать, что “Брода” — не гостиница, то что делать?

— В гостинице ведь отдельные номера с обособленным санузлом, а у нас таких нету, — размышляет хозяин. — Агроусадьбы, как правило, строятся для себя. У нас тут гостиничных признаков точно нет.

Дело в том, что в усадьбе невозможно заселить двух человек, а потом к ним подселить ещё двоих. Туристы, как правило, этого не любят. Мне кажется, что всё это [действия чиновников. — Еврорадио] просто попытка ужесточить условия нашего бизнеса. Скорее всего, это чьё-то лобби, может быть, ресторанного бизнеса. Усадьбы в этом плане являются довольно серьёзным конкурентом, ведь нам разрешено принимать свадьбы, корпоративы.

Власти утверждают, что в Беларуси созданы достаточные условия для желающих проявить себя в бизнесе. Справедливо ли это по отношению к агротуристическому бизнесу?

— Какая-то заманиловка льготным налогообложением есть, но, к примеру, кредит выбить очень сложно, дают его единицам. Если у кого-то есть деньги, то, конечно, условия выгодные: построил дом и налоги не плати. Но конкретно если брать агротуризм, то это бизнес непростой, не высоколиквидный, — убеждён Анатолий. — А одно время они вообще муссировали тему о переводе агротуризма в форму ИП и юридического лица. Это вообще абсурд. Особенно если это коснётся усадеб на периферии, то они закроются сразу. Налоги платить особо-то не с чего. Работаю с 2012 года, и окупилась ли хотя бы моя усадьба до этого времени — это под большим вопросом. Это при том, что расположена усадьба под Минском, а что говорить о районных центрах?

Главная проблема, которая на данный момент очень волнует Анатолия, — проблема кредитования, а именно невозможность оставить в залог имущество, которое есть у предпринимателя.

— Особенно невозможно заложить жилые помещения, и, естественно, невозможно взять кредит, — сетует мужчина. — Моя усадьба стоит ведь определённую сумму. Но я не могу под неё взять кредит, потому что она считается жилым помещением. По закону жильё нельзя вносить в залог. А так глядишь, оставил усадьбу в залог — и строй другую. А с копеек, которые берёшь с посетителей, особо не развернёшься.

“В противном случае мы бы просто не выжили”

Лес, пруд, спокойствие — что ещё нужно? / ruralbelarus.by

Наша другая собеседница в агротуризме больше десяти лет. Её дом не из тех, в котором ждут свадьбы и шумные компании: здесь рады тому, кто приезжает насладиться природой и шикарной баней.

— Людям здесь нравится потому, что, с одной стороны, природа, а с другой стороны, не глушь. Рядом Минск, “Линия Сталина”, недалеко Логойск, — рассказывает женщина.

А количество туристов, тяготеющих к белорусской природе, как-то изменилось в последнее время? Коронавирус ведь.

— Конечно. Во-первых, россиян, основных клиентов, стало намного меньше. Во-вторых, мы и сами опасаемся заболеть, стали реже принимать гостей. Хоть и спрашиваешь, мол, болели вы или нет, но всё равно боимся. Просто у нас в семье есть нехорошие примеры с коронавирусом.

К нам приезжали раньше и прибалты, но вообще мы отдавали предпочтение россиянам. Почему сдаём иностранцам? Люди приезжают в чужую страну, они ведут себя более осторожно, сдержанно.

Мы платим совсем маленький налог, и спасибо за это, потому что в противном случае мы бы просто не выжили, очень много рисков. По большому счёту ты полностью не защищён, ты не знаешь, какие люди к тебе приехали, что они там будут делать, что они оставят после себя. У нас, к примеру, стеклянная дверь в бане стоит четыре таких посещения. Если придётся рисковать да ещё платить налоги, то я бы не стала заниматься этим бизнесом. И слава богу, что нас пока ещё строго не проверяют.

“Не будет леса — не будет моей агроусадьбы”

Женщина считает, что по большому счёту нет причин жаловаться на плохое отношение к агротуристическому бизнесу со стороны властей. Мол, такое сотрудничество — это взаимовыгодный договор с государством.

— Мы людей притягиваем сюда, они едут в город, едут в Силичи. Это как насос для так называемых маленьких инвесторов. Они привозят деньги к нам.

Кому лес, а кому и место под застройку / ruralbelarus.by

— Но хотелось бы защитить наши права, — продолжает хозяйка. — Вот вам пример: напротив нашей агроусадьбы лес. Его начинают пилить. Не будет леса — не будет моей агроусадьбы. И я ничего не могу с этим сделать. Я даже не знаю, как я могу защитить наш бизнес. Может, как-то брать этот лес в аренду?

У нас такое живописное место здесь, под Минском, и уже тут постепенно идёт застройка. Понятно, что кому-то скоро захочется спилить этот лес и построить там что-то. И я не думаю, что на сегодняшний день с нами кто-то будет считаться. А для того, чтобы считались, возможно, нужен соответствующий законопроект?

По словам женщины, лес пилят государственные структуры.

— Пилят под видом того, что там какой-нибудь “жучок-червячок” завёлся. У нас рядом с домом, там, где было самое хорошее, самое красивое дерево, — там уже ничего нет. И если завтра придут и ещё спилят, то все наши денежные вложения, все наши старания пойдут прахом.

Как выявлять “паршивых овец”?

Прокомментировать ситуацию Еврорадио попросило Валерию Клицунову, председателя правления Белорусского общественного объединения “Отдых в деревне”. Организация негосударственная и некоммерческая, основная её цель — помогать людям, готовым влиться в агротуристический бизнес.

Интересуемся у председателя: справедливы ли претензии чиновников насчёт “не совсем честных граждан”, которые под видом агроусадеб развивают гостиничный бизнес? Стоит ли здесь рубить шашкой?

— Это полный бред. Агроусадьбы и есть, по сути, мини-гостиницы, — объясняет Валерия Клицунова. — Это не юридические лица, и им можно сдавать до десяти комнат. Когда мы [БОО “Отдых в деревне”. — Еврорадио] начинали, мы пролоббировали условие: пять комнат. Потом Минспорта захотело больше, они сказали, мол, даём право на десять комнат. И вот представьте, что у человека в доме десять комнат, часто с туалетами. Это же мини-гостиница, но это то, что хозяин имеет полное право сделать. И он имеет полное право кормить своих посетителей, а это, получается, уже рестораном можно назвать?

Загадка для чиновника: как отличить гостиницу от агроусадьбы? / booking.com

— Ну есть, может, процента три таких хозяев, которые хотят “бабок срубить”. Но это мало. Из-за них нельзя угробить судьбы трёх тысяч усадеб, — считает женщина. — Как таких “паршивых овец” выявлять? Это трудно. Ну есть несколько человек, которые схитрили и воспользовались такой ситуацией. Так что, из-за того, что один чиновник — взяточник, мы всех посадим? Для конфликтных случаев пускай будут штрафы, есть же милиция, в конце концов. Нельзя же это на всех распространять.

Мы давно предлагаем и обсуждаем с правительством то, чтобы ввести градацию. Пускай налог зависит от оборота или дальности от города. У кого круче бизнес, у кого больше оборот, тот просто платит какой-то процент. Если у тебя маленькая усадебка на четыре койки, то, конечно, пусть будет одна базовая. И тогда все спокойны.

А как сейчас обстоят дела в агротуристическом бизнесе в целом?

— У них достаточно хорошие условия хозяйствования. Особенно я думаю, что грех жаловаться было усадьбам этим летом — оно было идеальным, — рассказывает женщина Еврорадио. — На сегодняшний день глобальных проблем у наших агробизнесменов я не вижу. Они могут возникнуть в случае изменения законодательства, внесения какого-нибудь глупого и совершенно немыслимого законопроекта.

Агроусадьба “Брода” / ruralbelarus.by

— Но важно то, где находится усадьба, — продолжает Валерия Клицунова. — Если рядом с Минском, то можно сказать, что ты обречён на успех. Но мне жалко наших ребят из условного Волковысского района, которые рвутся и хотят, но просто выживают, и не более того. А на большие усадьбы постоянно начинаются какие-то наезды. Контролирующие органы не могут пережить, если у кого-то успех и всё хорошо.

Не забывайте, что люди туда свои деньги “закопали”, государство ничего им не дало. Агробизнесмены — это не те люди, которые “бабло стригут”. Им нужна самореализация, они хотят что-то оставить на этой земле.

В следующем году у объединения будет юбилей — 20 лет, а количество вовлечённых в процесс усадеб уже насчитывает три тысячи. Несмотря на положительные результаты деятельности организации, власти почему-то решили ей насолить.

— У общественных организаций существует возможность понижения коэффициента аренды офисного помещения. Общественные организации не могут заниматься бизнесом, соответственно, у них нет денег, чтобы оплатить аренду, которая немаленькая. Поэтому существуют льготы, и самый большой коэффициент понижает стоимость аренды в десять раз — этим пользовались и мы. И таких, как мы, было более 200 организаций. В прошлом году из этого списка вычеркнули сто организаций, в том числе и нас.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.