Вы здесь

Электронные браслеты и защита от силовика: как Беларуси приручить инвестора

Депутаты на слушаниях по инвестиционному климату. Фото: Еврорадио

14 ноября в Палате представителей прошли слушания об улучшении инвестиционного климата в Беларуси. Топ-чиновники — от первого вице-премьера до председателя Госкомимущества — рассуждали о 37-м месте Беларуси в рейтинге Doing Business, британском праве “и любом другом”, “точечной” приватизации и налоговых преференциях. А представители бизнес-кругов, приглашённые на заседания, нет-нет да и делали акцент на безопасности для инвестиций и предпринимателей.

Олег Хусаенов, управляющий партнёр компании "Зубр Капитал", прямым текстом предложил заменить громкие посадки бизнесменов домашними арестами. Тем более, что “уже новые технологии появились. Уже появились браслеты, с помощью которых можно отследить, где человек находится”.

Олег Хусаенов. Фото: BEL.BIZ

Когда бизнесменов в процессе разбирательства по налоговым спорам не сажают, а “решают [такие вещи] в спокойной обстановке”, это “лучше способствует инвестиционному климату в стране”, считает бизнесмен.

Два важных тезиса об инвестклимате проговаривает председатель Постоянной комиссии по международным делам Валерий Воронецкий:

— законодательные инициативы не должны вести к ухудшению бизнес-климата;

— любые действия, которые наносят ущерб имиджу Беларуси, должны быть сведены к минимуму.

 

Валерий Воронецкий. Фото: Еврорадио

9 ноября после 10 дней в СИЗО КГБ на свободу вышел бизнесмен Аркадий Израилевич. По словам его жены Маргариты, обвинение ему так и не было предъявлено. Нанесли ли действия силовиков ущерб имиджу Беларуси? Вопрос риторический. Да Воронецкий в своём выступлении и не упоминал силовые структуры. И вообще, возможно, имел в виду не их. Но этот последний пример “громких посадок” приходит в голову сам собой.

О гарантиях для иностранных инвесторов говорил глава представительства Международной финансовой корпорации (IFC) в Украине, Беларуси и Молдове Джейсон Пеллмар. По его словам, “условия для иностранных инвестиций в Беларуси сопоставимы с мировыми практиками”, но есть нюансы. Во-первых, “практика применения”, а во-вторых, “несогласованность правовых актов”.

“Необходим чёткий порядок возмещения иностранным инвесторам ущерба, причинённого незаконным вмешательством государственных органов или их должностных лиц”, — заметил г-н Пеллмар.

Джейсон Пеллмар. Фото: interfax.com.ua

У правительства есть желание, но этого мало

Вице-премьер Александр Турчин говорит, что правительство “совершенствует механизм предоставления действенных гарантий иностранным инвесторам”. С этим соглашается глава представительства Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Минске Алексей Пивоварский: “У правительства есть желание способствовать процессу развития частного сектора. Принят декрет президента о поддержке предпринимательства. Созданы механизмы взаимодействия государства и предпринимателей. Имеют место различные законодательные инициативы, направленные на учёт интересов частного сектора.

Но этого мало. В стране следует создавать более благожелательные условия для бизнеса. В частности, необходимо добиваться равных условий для частных инвесторов и государственных предприятий. Требуется обеспечить равный доступ к финансам. Инвесторы должны ощущать, что их права будут защищены в конфликтных ситуациях. И важно, чтобы наказание по отношению к инвесторам соответствовало тяжести правонарушения”.

Александр Пивоварский. Фото: Belmir.by

Министр экономики Дмитрий Крутой называет инвестиции “ключевым источником достижения $100 млрд ВВП к концу 2025 года”, а председатель постоянной комиссии Палаты представителей по экономической политике Владислав Щепов обращает внимание, что нынешний удельный вес инвестиций в ВВП, не превышающий 20%, не позволяет Беларуси обеспечивать конкурентоспособность экономики. Во власти сложился консенсус как о том, что инвестиции нужны стране как воздух, так и о том, что просто сказать: “Несите ваши денежки!” — сегодня мало. Но когда у инвестора появится гарантия, что в один ужасный момент работа компании не будет парализована арестом счетов? Ответ на этот вопрос на парламентских слушаниях не прозвучал. Да и сам вопрос не был задан. А стоило бы.