Экономисты предлагают перенести Беларусь в Иран

Возможно, такой способ добычи нефти в Иране будет самым эффективным.
На прошлой неделе Иран разрешил Беларуси добывать нефть в месторождении Джофеир. Председатель представительства “Белоруснефти” в Иране Михаил Жуковский уверен, что разработка начнется в конце этого года.
Проект рассчитан на два года и будет проходить в два этапа.


Михаил Жуковский:
“Будте проводиться двухстадийная разработка. На
первой стадии мы будем добывать 15 тысяч баррелей за сутки и 25 тысяч
– на второй”.

Сколько бы нефти мы ни добывали в Иране, куда более важным является то, что мы собираемся с ней делать. Иранские представители неоднократно заявляли, что Беларусь сможет сама решать – транспортировать нефть на переработку в Беларусь, продавать на мировом рынке или построить НПЗ в Иране.

На вопрос Еврорадио, какой из этих вариантов более выгоден для Беларуси,
Михаил Жуковский кратко ответил, что все варианты возможны.

Экономист Леонид Заико считает, что наиболее эффективный способ – это
продавать нефть в Китай, а деньги от нее выделять на закупку
российской нефти:

“Проще нефть продавать там, пользуясь традиционными выходами на юг и т.д. Можно продавать в Китай, а потом полученные деньги вкладывать в покупку российской нефти”.

Насчет транспортировки иранской нефти в Беларусь экономист говорит, что это будет чисто белорусским решением, больше похожим на анекдот:

“Это то же самое, что поехать к теще за салом в Беловежскую пущу, отдать 80 тысяч на билеты туда и назад, привезти с собой сала на 6
тысяч, которое продается в Минске в больших количествах”.

Интересно то, что иранская сторона сама заинтересована в том, чтобы Беларусь
построила на ее территории свой НПЗ, потому что в Иране мало нефтеперерабатывающих заводов. Но экономист Заико такую возможность оценивает иронично:

“Может, нам вообще купить часть территории Ирана и перенести туда
Беларусь, переехать со всем населением ближе к нефти да еще два
нефтеперерабатывающие завода захватить? Взять да и разобрать новополоцкий
завод, мозырьский… и поставить их в Иране.

Кто будет покупать этот бензин или топливо? Транспортировка готовых нефтепродуктов выгодна только на расстоянии 500 км, не более”.

Доктор экономических наук Василий Дадалко говорит, что пока строить НПЗ
на иранской территории рано и добавляет, что, если Беларусь будет продавать
нефть на открытом рынке, мировые цены от этого никак не изменятся:

“Если Беларусь будет добывать 2-3 или 5 миллионов тонн, это никоим образом не отразится на мировом рынке и ценовой политике”.

Политолог Юрий Шевцов тоже предполагает, что продажа добытой нефти на мировом рынке будет самым оптимальным вариантом, тем более, что цены на нее на мировом рынке значительно выше, чем те, по которым мы приобретаем нефть в России:

“Пока что предусматривается, что мы ее будем продавать на свободном
рынке, скорее всего в Европу, может в Китай, потому что нефти там должно быть в идеале где-то 2-4 млн тонн в год, и это не такая большая цифра, чтобы тянуть ту нефть к нам, в бутинге например…”

Но как это будет происходить на самом деле, пока что никто не знает, зачетных схем пока нет. Продолжает Юрий Шевцов:

“Если мы будем добывать 10 млн тонн нефти за границами России, это позволит нам оплачивать почти весь нефтяной импорт из России. Но это пока что скорее пропагандистский слоган...

Но в любом случае… Если мы будем иметь возможность добывать нефть и газ за границами России и продавать их на мировом рынке – это обозначает, что прибыль белорусской внешней торговли и прибыль Беларуси увеличатся. А с большой прибыли можно уже будет и рассчитываться проще с российскими программами за нефть”.

Есть еще одно обстоятельство: добыча нефти в Иране связана с политическим и военным риском. Очень образно описывает ситуацию Леонид Заико:
“Стоит США нанести точечные удары по основным месторождениям — и вся белорусская нефть окажется опять в земле”.

Более оптимистично высказывается политолог Юрий Шевцов. Согласно его словам, мы в этом вопросе не отличаемся от других европейских стран:

“Все европейские страны торгуют с Ираном. Общий объем иранской внешней торговли превышает 40 млрд долларов, и это прежде всего Европа.
Поэтому мы здесь выступаем как обычная европейская страна, которая просто рискует, находясь на этом рынке.

Но хочу сказать, что мы, наверное, единственная страна, которой Иран разрешил добывать нефть на его территории”.

Фото — naviny.by