Вы здесь

Экономист про интеграцию с Россией: будем давить польские яблоки?

Фото: Reuters

Опубликованные “Коммерсантом” подробности экономической интеграции Беларуси и России вызвали бурю в белорусских СМИ и соцсетях. Ещё бы: по данным российского издания, программа экономической интеграции предусматривает частичное объединение двух экономических систем с января 2021 года. Причём частично экономическая интеграция будет на уровне Евросоюза, а в ряде аспектов — аналогична конфедеративному или даже федеративному государству.

 

А был ли документ?

Старший аналитик “Альпари” Вадим Иосуб сходу высказывает сомнения в подлинности обсуждаемого документа: 

“С одной стороны, “Коммерсантъ” одно из авторитетных российских изданий, с другой — именно он ранее был замечен в различных вбросах, касаемых белорусско-российских отношений. Года два назад, когда шли достаточно острые переговоры по нефти, по газу, по формуле цены и так далее, именно на “Коммерсанте” была серия публикаций по этим вопросам, которые в будущем не подтвердились”.

В самой статье нет ни скриншота документа, полученного “Ъ” от своего источника, ни просто хотя бы одной цитаты из него.  

Заместитель главного редактора газеты “Коммерсантъ” и автор текста Дмитрий Бутрин отказывается предоставить Еврорадио документ, о котором пишет. Что же, у него на это могут быть свои причины. Дмитрий признаётся, что план интеграции — более смелый, чем можно было ожидать.

 

“Не думаю, что этот интеграционный план буквально исполним, — считает эксперт. — Я не думаю, что эта история пройдёт ровно так, как написано. Это — очень амбициозный план, и так вообще не бывает”.

Интегрироваться за полтора года

“Даже если попытаться серьёзно отнестись к тому, что изложено в статье”, то для гармонизации Гражданского кодекса, налоговой системы, банковского регулирования обозначены абсолютно нереалистичные сроки. Продолжает Вадим Иосуб:

“Мы знаем, что когда у нас меняется один налог, то это надо бухгалтерии перекраивать свою работу, налоговая выдаёт десятки разъяснений по нюансам, как эти налоги считаются, нужно вносить изменения в программы и так далее. Это — когда нужно поменять один налог из двухсот. Но что такое — поменять всю налоговую систему? Как это будет всё реализовываться, непонятно совсем”.

Как и у Вадима Иосуба, у Дмитрия Бутрина есть вопросы к срокам реализации плана интеграции. 

“Например, дорожные карты [по объединению отраслевого регулирования. — Еврорадио] должны быть подготовлены к 1 ноября 2019 года. Это удивительно, потому что это не тот срок, это так быстро не делается. Такие дорожные карты так быстро написать невозможно”. 

По мнению Дмитрия Бутрина, реализация плана, о котором идёт речь, будет затянута минимум в два раза. Он напоминает, что белорусско-российские переговоры всегда имеют своеобразную окраску: стороны обещают друг другу одно, но в итоге получают гораздо меньше.  

“Понятное дело, что контроль за российским “цехом” Беларусь получить не сможет. Однако участие чиновников Беларуси в принятие решений так, чтобы они их устраивали, это, видимо, и есть цель, которая будет стоять в центре переговоров. Но как это будет решено с правовой точки зрения, я тоже не понимаю”.
 

Объединить необъединяемое

Автор телеграм-канала “Эканоміка” обращает внимание, что унификация налогового законодательства ставит под сомнение существование белорусского Парка высоких технологий. “Введение единой политики санкций и контрсанкций означает серьёзное ухудшение отношений с европейскими и американскими заказчиками, — пишет он. — Почти полностью белорусский IT-бизнес — это аутсорс на богатых заказчиков в ЕС и США. Продуктовых компаний очень мало, они часто с потрохами продаются инвесторам на Западе”.

Вадим Иосуб также вспоминает о существовании в Беларуси проектов с льготным налогообложением: 

“А как быть с нашими свободными экономическими зонами? Как быть с нашим “Великим камнем”? Как быть с нашим Парком высоких технологий?” — задаётся вопросами аналитик.

Множество различий существует также в области банковского регулирования. 

“Например, у нас гарантируется возврат вкладов в любой сумме со всеми процентами, в любой валюте. В России же под страхование подпадают ограниченные суммы. Думаю, что серьёзная часть белорусских вкладчиков являются вкладчиками именно потому, что в случае чего они рассчитывают на полную гарантию. Перейди мы на “российские рельсы” — определённая часть вкладчиков из банков побежит”.

Зачем тогда это всё? И откуда спешка?

По словам Иосуба, информация, изложенная в статье, может быть отчасти придумана. Но может быть и второй вариант, достаточно стандартный для Беларуси:

“Это — когда Беларусь хочет здесь и сейчас (грубо говоря, до конца года) получить приемлемые цены на нефть, приемлемые цены на газ, получить компенсацию за “налоговый манёвр” и доступ на российский рынок, а взамен этого дать обещание и в очередной раз их заиграть”. 

Пока что проект вызывает больше вопросов, чем даёт ответов.

“Гармонизация таможенного законодательства — это вообще что? Это отказ от грузинских и молдавских вин? Это отказ от европейского сыра? Это бульдозерами давить польские яблоки?”

В самой же статье сравнивается ситуация с Евросоюзом. И указывается, что это будет более тесная экономическая интеграция. Но достаточно вспомнить, что от “Союза угля и стали” до Евросоюза участники гармонизировали своё законодательство несколько десятков лет. 

 

Свежие новости о белорусско-российской интеграции мы обсудили в эфире Еврорадио с независимым аналитиком Сергеем Чалым: