Вы здесь

Что не так с “обновлённым” Купаловским театром

Закулисье Купаловского театра / Роман Протасевич, Еврорадио

Когда речь идёт о современном Купаловском театре — не независимой труппе, а тех, кто остался в историческом здании, — говорят о директорстве Павле Латушко и увольнении большей части труппы, о визите в театр Александра Лукашенко и слезах Ольги Нефёдовой. То есть оценка происходящего зависит скорее от общественных событий и их восприятия.

Театральный критик Денис Мартинович постарался максимально абстрагироваться от этих обстоятельств и сосредоточиться на профессиональных проблемах, которые стоят перед обновлённой труппой Купаловского театра.

Разрушен возрастной баланс

Успешное развитие театральной труппы (как, впрочем, и любого коллектива: от фирмы до спортивной команды) зависит и от правильного возрастного баланса. Есть умудрённые опытом “старики”, не всегда, увы, находящиеся в идеальной физической форме. Есть “бьющая копытом” молодёжь, которой ещё не хватает умений. Есть “зрелые” люди, находящиеся в расцвете физической и интеллектуальной формы.

Купаловский театр / Роман Протасевич, Еврорадио

В театре молодёжь чаще выходит в массовке, пробиваясь к будущим главным ролям. “Старики” чаще выходят в отдельных ролях. А актёры зрелого возраста тянут на себе основной репертуар. Задача художественного руководителя — грамотно использовать потенциал каждой из этих групп.

В августе 2020-го из Купаловского театра уволилась не просто большая часть труппы. Ушла практически вся молодёжь (остался лишь Михаил Свита) и почти все актёры зрелого возраста (кроме Ольги Нефёдовой). Фактически остались лишь “старики”.

Геннадию Овсянникову — 86, Владимиру Роговцову — 78. Женская часть — тоже в этом диапазоне, а Галина Орлова, которая уже давно не выходит на сцену, в этом году отметит 93-летие. Для кого-то из них зарплата в Купаловском — ещё и прибавка к небольшой пенсии.

Да, Тамара Миронова до сих пор в прекрасной физической форме. Но, к примеру, на премьере “Паўлінкі” было видно, как тяжело давались движения Овсянникову.

Используя только этих актёров, новый репертуар не создашь. Один спектакль — пожалуйста (не зря администрация восстановила “Вечар”, где всего три героя). Но на “ретро-репертуар” никто не будет ходить. Да и пьес, где были бы одни возрастные актёры, тоже не так много. В итоге возрастной баланс непоправимо разрушен.

Август 2019 года. Закулисье Купаловского театра / Роман Протасевич, Еврорадио

Поиск биографии через Google

На протяжении сезона администрация предпринимала попытки восстановить баланс и заполнить штатные единицы. Результат пока выглядит скромным. Почему?

Из актёров зрелого возраста идти в театр практически никто не захотел. Даже сейчас таких исполнителей появилось всего два: 51-летний Владимир Иванов и Василий Сушицкий, которому в этом году 42. С натяжкой добавим к этой категории 30-летнюю Таисию Введенскую и 29-летнюю Катерину Качан. Были ещё Геннадий Пшенник и Александр Киселев — но информация о них уже исчезла с сайта театра.

Да, у Введенской московское театральное образование. Но если говорить глобально, то ни одна из названных фамилий не известна ни белорусским театралам, ни критикам. Их приходилось гуглить каждый раз, когда главный театр страны принимал в свои ряды кого-то нового.

А о Катерине Качан не известно вообще ничего: поисковые системы ничего не знают о её актёрских работах. Играла ли она где-нибудь после окончания Академии искусств? Загадка. 

Не лучше ситуация и с молодёжью. Раньше единицы из выпускников Академии искусств попадали в Купаловский и там уже учились у “стариков”, ведь в белорусском театральном образовании — большие проблемы. Оно безнадёжно устарело по сравнению с Россией и Польшей, куда уезжают многие выпускники школ.

Но в этот раз из ведущего театрального вуза не взяли никого. Зато набрали девятерых студентов университета культуры. А ведь этот вуз в первую очередь закрывает вакансии культработников в домах культуры и школах искусств, а не готовит актёров на главные сценические площадки столицы.

Таисия Введенская / www.kino-teatr.ru

У одного из новичков — проблемы с белорусским языком (во время “Паўлінкі” слух резали его ошибки). Другой не очень пластичен. Ещё трое парней учатся на отделении “народное пение”. Они изначально не собирались становиться актёрами и, предположу, пошли в Купаловский не совсем по своей воли.

Добавлю, что эту тройку взяли в труппу ещё и для того, чтобы ликвидировать гендерный дисбаланс. Ведь после августа из коллектива ушли практически все мужчины.

Какие перспективы у этого разношёрстного коллектива? Даже в лучшем случае потребуются годы, чтобы хотя бы подтянуть их уровень до необходимого для академического театра. Об этом же в недавнем интервью говорит Игорь Сигов — топовый актёр, ушедший из Купаловского в 2020-м. Он не осуждает тех, кто остался в театре, и спокойно смотрит на то, как его администрация объявляет набор за набором, пытаясь сформировать новую труппу. “Это не будет тот Купаловский, которому сто лет, — считает Сигов. — Судя по тому, кто туда приходит, этому театру понадобится ещё лет пятьдесят, чтобы он стал на уровень первой сцены страны”.
 

Единственный выход: выводить на первый план “стариков”

Но в конце концов, труппа собрана. Возникает вопрос: что играть? Сейчас в репертуаре театра три спектакля: “Паўлінка”, “Вечар” и “Чорная панна Нясвіжа”. Почему именно они? После того как ушла большая часть актёров, показывать большую часть спектаклей стало некому. Логично восстанавливать те, на которые есть ресурс. То есть камерные спектакли или такие, где активно задействовано минимальное количество актёров, а остальные выходят в массовке.

Реквизит в Купаловском театре / Роман Протасевич, Еврорадио

Но есть ещё одно обстоятельство. Большую часть репертуара Купаловского до августа 2020 года составляли постановки Николая Пинигина. Играть спектакли уволенного худрука как-то не с руки. Поэтому выбор логичен.

“Паўлінку” поставили ещё во время войны, “Вечар” и “Чорная панна Нясвіжа” — работы покойного режиссёра Валерия Раевского (именно его в конце нулевых и сменил Пинигин).

Какое-то время Купаловский анонсировал восстановление “Зямлі Эльзы”, которую поставила Елена Ганум. Но она также ученица Пинигина, в театре не работает. В итоге с “Зямлёй” что-то не срослось. Возможно, купаловцы восстановят ещё какой-то один спектакль из старого репертуара. Но, скорее, будут ставить новые. Но кто этим займётся?

Новый худрук? Но имея на руках только диплом актрисы, Ольга Нефёдова никогда не проявляла режиссёрских амбиций.

Реквизит в Купаловском театре / Роман Протасевич, Еврорадио

Недавно появилась информация о первой полноценной премьере — “Жаніцьбе”. Её поставит 26-летний Даниил Филиппович, который до недавнего времени работал в ТЮЗе. В кулуарах ходили слухи, что работать и ставить в Купаловском предлагали многим режиссёрам, но все отказались, а Филиппович стал первым, кто согласился. Можно только догадываться о причинах. В любом случае этому талантливому режиссёру по силам придумать оригинальную трактовку произведения Николая Гоголя. Но как ему справиться с коллективом, где так много актёров разного уровня?

А ведь такая проблема будет присутствовать во всех следующих спектаклях Купаловского. Единственный выход: выводить на первый план “стариков”, стараться максимально заретушировать минусы молодых, а также искать и искать новых актёров. Согласитесь, это не те трудности, которые должны стоять перед национальным театром.

Но главная проблема в другом. События августа 2020-го разрушили преемственность Купаловского, которая поддерживалась на протяжении ста лет его развития. Теперешний театр — это другой коллектив, пусть и работающий в старом здании. Пожалуй, именно оно теперь и есть то главное, чем театр обращает на себя внимание.

Мнение колумниста может не совпадать с мнением редакции.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.