Автор денег со Скориной: У нынешних банкнот нет национального месседжа

14 сентября в минском Дворце искусств открылась выставка Александра Зименко "Культурны слоік". Среди керамических и живописных работ художника можно увидеть... изображения денег с Купалой и Коласом. Тех самых, напечатанных в 1993 году в Германии на фабрике Giesecke & Devrient, которые из-за референдума 1995-го года так стали деньгами.

"Тогда я сотрудничал с Гознаком и был в обойме Нацбанка. Мне позвонили и предложили заняться деньгами. Я думал, что монетами, потому что до того я сделал первую национальную монету. Но они ошеломили: "Бумажные, пожалуйста", — вспоминает Александр. — Приехал домой и говорю сыну: ну, тащи свою коллекцию. я же никогда этим не занимался. Глянул в лупу — это же ужас, это же невозможно нарисовать! А потом сел и посмотрел, что нужно, и что я могу. Нужна нумерация, портрет, государственные символы и так далее. На 13-ти сантиметрах и рисовать, кажется, нечего, кроме этого".

Что на новых белорусских банкнотах будут портреты Купалы, Коласа, Богдановича и Скорины, было решено наверху. А вот для водяного знака Зименко самостоятельно выбирает образ Паулины Медёлки. Мол, если есть поэты, должна быть и муза. На обратной стороне купюры художник располагает примеры декоративно-прикладного искусства Беларуси. На одном рубле — изображение Каменецкой Башни, на пятёрке — Свято-Ефросиниевская церковь в Полоцке, украшающая и нынешние деньги.

Фото "Нашей Нивы"

Примером были американские доллары. Эскиз сторублевой купюры с портретом Скорины отправили факсом в Мюнхен. Немцы дали добро и пригласили художника Зименко на двухнедельную стажировку.

Улетел в Германию Александр, владея французским языком и это не помешало ему подружиться с художником Giesecke & Devrient Хансом Мюллером и давать советы боссу компании Зигрфриду Отто:

"Отто позвал меня и говорит: "Мы пять лет готовим художников, которые рисуют деньги. А ты за две недели справился. Давай к нам на работу!". А потом показал мне боливийские купюры, где Боливар сидит на коне, конь стоит на камне. Но ноги у лошади не в движении, а как у козы. Я говорю, что герои должны быть в движении, как Бонапарт на картине Гру. Он посмотрел на меня, сказал, что замечание дельное, и... переделал банкноту".

Александр Иванович так и не дождётся момента, когда в банках начнут выдавать новенькие купюры: референдум 1995 года заменит "Погоню" и бело-красно-белый флаг другой символикой. Соответственно, и деньги понадобятся другие. За работу ему заплатят только через десять лет, и то, в виде почти незаметной прибавки к пенсии.

По словам Зименко, новые белорусские банкноты не имеют национального посыла:

"Видно, что белорусские дизайнеры к новых денег не касались. Виден схоластический европейский приём. Памятники архитектуры... Эти деньги не национальные. Можно их Литве предложить, и те согласятся. Нет национального месседжа, который был в наших деньгах. Ведь поэты — символы нации".

Самыми красивыми деньгами Зименко считает швейцарские франки и старые голландские марки: мол, вот образец аристократической элегантности. Евро, говорит художник, также интересны своей идеей: изображены окна и мосты, которых нет в действительности, чтобы "никто из европейцев не отождествлял свои архитектурные достопримечательности с деньгами".

Обратная сторона 50-денежной купюры с изображением Слуцкого пояса

Сейчас иногда появляются новости о том, что белорусские деньги образца 1993 года можно приобрести на аукционах в Америке. Александр Зименко говорит, что речь идёт не о деньгах, а об образцах (на банкнотах нет номеров) — такие были подготовлены для региональных отделений Нацбанка, чтобы с ними ознакомились сотрудники перед непосредственной работой.

Куда делись банкноты (а их было около ста миллионов), художник точно не знает. По его сведениям, часть была уничтожена, часть где-то сохраняется. Говорят, банкнот напечатали на 20 миллионов долларов.

Фото: Радио "Свобода"