Вы здесь

Апофеоз чиновничьего подхода: что не так с театральной премией в этом году

Актёр Дмитрий Ясиневич во время празднования 95-летия Купаловского театра. Минск, 2015 год / Еврорадио

В Минске подведены итоги очередной Национальной театральной премии. Лауреаты счастливы, но у профессионалов остались сомнения и вопросы. Театральный критик Денис Мартинович считает, что премия этого года отразила время, в которое вручалась, когда лояльность властям и соответствие "государственной" идеологии стали доминировать повсюду — в том числе и в театре. И шансы попасть в историю есть далеко не у всех победителей.

Элегантное обнуление

В Беларуси своя Национальная театральная премия появилась десять лет назад — по примеру российской "Золотой маски". Последняя быстро стала ориентиром для других стран и своеобразной гарантией качества, а вот в Беларуси результаты Нацпремии постоянно вызывают недоразумения.

Причин много. Но основная лежит на поверхности. Организацией премии изначально занимается не театральная общественность, а чиновники. Из года в год меняли регламент, тасовали номинации и устанавливали свои правила игры. Например, определяли количество спектаклей, которые может выдвигать каждый театр (всего два) и сами формировали отборочные комиссии и жюри.

По каким критериям люди попадали туда в этом году да и вообще кто они — до сих пор тайна. Несколько фамилий стали известны во время церемонии, которая прошла в Купаловском театре: например, ректоры Университета культуры (Наталья Карчевская) и Академии музыки (Екатерина Дулова). Но большинство членов жюри таки сохранило анонимность. А значит, репутацией не рискует даже за самые странные и несправедливые решения.

Председатель ЦИК Лидия Ермошина на 95-летии Купаловского театра. Минск, 2015 год / Еврорадио

В апреле 2021-го чиновники пошли дальше и напрямую обнулили результаты предварительного отбора. Официально все объяснили "многочисленными просьбами продлить сроки принятия заявок на участие". Отбор состоялся ещё в 2020-м, был озвучен список претендентов. Неужели "многочисленные просьбы" звучали аж полгода?

Скорее всего, элегантное обнуление было сделано, чтобы избавиться от "Короля Лира" и "Шляхтича Завальни". Их создатели ушли из Купаловского театра, а сами спектакли не показывались. Новый отбор позволил не восстанавливать постановки и не давать поводов для скандалов.

Кого ещё проигнорировали

В число финалистов новой театральной премии не попали не только купаловцы. Проигнорирован оказался весь белорусский альтернативный театр. Который, впрочем, почти прекратил существование за последний год. Даже не припомню, когда частники — если не считать "ТриТформаТ", которым руководит Вера Полякова, — последний раз получали гастрольные удостоверения на показы в Беларуси.

Пострадали и спектакли государственных театров, которые по уровню можно было отнести к альтернативным. "Записки юного врача" и "Тутта Карлссон: первая и единственная" — постановки Белорусского государственного театра кукол — в последний момент не показали из-за болезни артистов. А "Брак с ветром" Республиканского театра белорусской драматургии, недавно отмеченный на фестивале в Санкт-Петербурге, просто исчез: среди финалистов его называли, а на церемонии даже не упоминали среди номинантов.

Спектакль театра "ИнЖест" во Дворце железнодорожников. Минск, 2016 год / Еврорадио

"Записки” и "Брак" поставил Евгений Корняг, один из лучших белорусских режиссёров. Отсутствие его спектаклей (пусть и случайное в ситуации с "Записками"), а также других выдающихся белорусских творцов (от Александра Янушкевича до Дмитрия Богославского) уже заставляет сомневаться в престижности премии и справедливости озвученных результатов.

Фальшивая нота

Естественно, среди победителей были достойные постановки. В блоке "театра кукол" лучшей постановкой признали спектакль "Куклы Тима Талера, или Проданный смех" (витебский театр "Лялька"). Стильный, зрелищный и динамичный, он ориентирован на подростковую аудиторию. Поэтому наиболее логичной показалась его победа в номинации "Лучший спектакль для детей и юношества".

В блоке "музыкального театра" Оперный годами ведёт спор сам с собой (лишь время от времени появляется конкуренция со стороны других коллективов). Как раз здесь стала очевидной неправильность этого пункта правил: два спектакля от одного коллектива. Лично меня в прошлом сезоне наиболее впечатлили две постановки: детская опера “Пиноккио” — готовый претендент на лучший детский спектакль — и опера "Виллисы. Фатум", которая была бы одним из фаворитов в номинации "Сценография". Но обе постановки театр даже не предложил для премии. Зато лучшей оперой назвали "Фауста", которому была присуща чрезмерность в режиссуре (хотя постановщика Анну Моторную как раз и отметили в соответствующей номинации). Лучшим балетом стала "Анна Каренина" с яркой хореографией, но чрезвычайно традиционным прочтением.

Лучшим мюзиклом стал "Джек Потрошитель" — едва ли не первый пример победы Молодёжного театра эстрады. Вот только впервые за все годы этот коллектив стали отождествлять с театром, а не с эстрадой. Зато можно поздравить выдающегося белорусского композитора Олега Ходоско, который получил премию жюри за музыку к балету "Титаник". А также Дениса Немцова из Музыкального театра, давно заслужившего награду лучшему актёру (в данном случае за роль в спектакле "Труффальдино из Бергамо").

Спектакль театра "ИнЖест" во Дворце железнодорожников. Минск, 2016 год / Еврорадио

А самые большие вопросы вызвали решения жюри в секции "театра драмы". Среди победителей не было ни РТБД, ни сильных областных коллективов. Зато победили труппы, которые годами никак не отмечались на таких форумах. Не буду оценивать тот же Мозырский театр — единственный белорусский коллектив, чьих работ я, к сожалению, никогда не видел. Его спектакли не попадали ни на ТЕАРТ, ни на "М@rt.контакт" или "Белую Вежу" — ведущие белорусские фестивали. Но в этом году их "Люди на болоте" — приз Роману Циркину за лучшую режиссуру.

Победа Театра-студии киноактёра (спектакль "Фальшивая нота" стал "Лучшим спектаклем театра драмы для большой сцены") вызвала удивление. Речь о коллективе с ровными, предсказуемыми спектаклями, без новаторства и трактовок, с отсутствием художественных прорывов, ориентированном скорее на "массового зрителя", чем на фестивальные показы. Естественно, и такой подход имеет право на существование. Но это ли повод считать его примером для подражания и отмечать премией? К тому же на сцене в спектакле задействованы всего несколько актёров. Речь, скорее, идёт о малой сцене. Но что это за правила, которые нельзя менять!

Новое — не замечать

Итоги Национальной театральной премии и раньше были далеки от идеала. Ежегодно они то вообще игнорировали, то оставляли вне наград определённые интересные постановки. Но всё-таки премия давала более-менее полную картину происходящего в белорусском театральном мире. Да и другой всебелорусской премии не было.

Спектакль Евгения Корняга "Латентные мужчины". Минск, 2013 год

Премия этого года стала апофеозом государственно-чиновничьего подхода к театру. Случайно или нет, но среди победителей преимущественно оказались лояльные государству деятели культуры. Естественно, у театров не было выбора: они должны были подаваться на премию, чтобы не создавать себе проблем. Но у многих победителей попросту нет шансов попасть в театральную историю.

Впрочем, больше всего удивило решение в номинации "Лучший драматург", где победил Алексей Дударев. Не будем спорить, отличный автор своего времени, создатель "Рядовых" и "Белых рос". Но отдавать победу за пьесу "Вечер", написанную в 1980-е, — значит засвидетельствовать, что с тех пор ничего нового не появилось.

Или это новое просто в очередной раз решили не замечать.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.