Вы здесь

Белорусский спектакль про Майдан в Украине порвал Лондон

Фото со страницы спектакля Counting Sheep в Facebook

17 марта в Лондоне закончился почти двухмесячный марафон показа спектакля “Подсчёт овец” ("Counting Sheep"), главное шоу фестиваля VAULT Festival 2019. Семь-восемь спектаклей в неделю (в сумме почти 60), полный аншлаг, восторженные отзывы как рядовых зрителей, так и британских СМИ (The Times, Ed Fest Magazine, British Theatre Guide). Настоящий триумф интернациональной команды театралов во главе с режиссёрами "Белорусского свободного театра" Натальей Колядой и Николаем Халезиным, которые после событий Площади-2010 проживают в Великобритании.  

Еврорадио пообщалось с Николаем Халезиным про “Подсчёт овец”, триумф на мировой театральной сцене и конкуренцию в Беларуси.

Про историю создания “Подсчёта овец”

"Идея спектакля принадлежит супругам Маричке и Марку Марчик. Она — украинка, он — канадец украинского происхождения. Оба фольк-музыканты. Они решили сделать спектакль о том, что происходило на Майдане (про события в Украине в начале 2014-го. — Еврорадио) в хронологии. Всё это было, по сути, без текста, называлось “Партизанская опера” и состояло исключительно из музыки, фольклорной украинской музыки: зрители с музыкантами и танцуют, и поют, и едят, и строят баррикады".

Наталья Коляда и Николай Халезин, фото из личного архива

“Год мы отказывались от этого спектакля”

"Несмотря на то, что спектакль получил приз на Эдинбургском театральном фестивале в 2016 году, их самих эта первоначальная версия не устраивала. Они хотели сделать версию для мирового проката. Для этого требовалось, во-первых, сократить количество людей, во-вторых, создать более внятную структуру и драматургическую, и музыкальную. В 2017 году они обратились к нам в Нью-Йорке во время наших гастролей по Америке, где мы месяц играли “Горящие Двери” ("Burning Doors", спектакль "Белорусского свободного театра" про художника-акциониста Петра Павленского, украинского режиссёра Олега Сенцова и участницу группы Pussy Riot Марию Алёхину. — Еврорадио). Хотели, чтобы мы сделали новую версию. На что мы благополучно не согласились. Целый год они пытались нас уговорить, но нам это казалось неинтересным.

Про версию "Белорусского свободного театра"  

"Мы поменяли своё решение, когда они предложили нам делать со спектаклем всё что угодно. Во время гастролей уже по Канаде мы провели там воркшоп. С Марком и Маричкой мы попробовали поискать то, о чём этот спектакль. И когда мы погрузились в их личную историю, мы поняли, что будем работать над спектаклем, если в основе его будет как раз их история".    

Про историю Марка и Марички

"Они встретились на Майдане в самом начале тех событий. Марк приехал туда, в Украину, собирать материал для документального фильма о Голодоморе. В этот момент начались протесты, и Марк там остался: ходил каждый день, и вообще воспринял как собственную боль. Маричка тоже совершенно случайно оказалась на Майдане. Там они и познакомились. Собственно, их роман развивался прямо на площади, они присутствовали на всех событиях, в том числе и трагичных. После всего они переехали в Канаду, у них родилась дочь, которую они в честь Майдана назвали Майя".

"Уникальность спектакля...

… в том, что зрители всю эту историю проживают вместе с актёрами и музыкантами. Это абсолютное погружение, когда ты можешь выбрать из трёх видов билетов. Один из них — это зрители, которые сидят непосредственно за столом, которых кормят и угощают водкой. Есть те, которые сидят на сцене, которым тоже перепадает какая-то еда. В итоге эти две группы зрителей смешиваются — это такая аллегория современного общества, когда люди, относящиеся к разным слоям, смешиваются во время каких-то драматических событий. Эти две группы — это порядка 140 человек. Третья группа (примерно сто человек) — это зрители, которые просто наблюдают, но не готовы к прямому контакту. Всего 240-250 зрителей".

Про положительные рецензии

"Спектакль получил огромное количество четырёх- и пятизвёздочных оценок, можно даже сказать, что их переизбыток. Некоторые издания назвали его лучшим спектаклем, идущим в Лондоне прямо сейчас. Лично я больше двух лет практически не читаю рецензии. Просто в какой-то момент я понял, что больше любого критика знаю о недостатках спектаклей. Меня больше радует, когда отмечают какие-то узкоспециальные вещи. Например, работу человека, который делал видеодизайн и световой дизайн. Мы взяли человека три спектакля назад, работали с ним, а он параллельно становится звездой в своей сфере в Британии. Вот это самое приятное, что может быть".

Про отсутствие интереса к спектаклю со стороны белорусских СМИ

"Мне обидно за то, что не оценивается тот факт, что это работа белорусских актёров (в интернациональную команду проекта входят три актёра из Беларуси. — Еврорадио), которые в том числе работают и играют спектакли в Минске. Обидно, что об этом не пишется. Но я понимаю, почему так происходит. Театру в следующем году исполнится пятнадцать лет, тринадцать из них — это поток успехов на международной сцене. Когда-то газеты писали о нас как о диковинке, сейчас же это привычное состояние. Проблема в непонимании того, что это нужно не "Свободному театру", а это нужно белорусскому театральному процессу. Ситуация такая: есть наш театр, который известен по всему миру, переиграл в сорока странах, везде солд-аут и восторг. Но весь остальной театральный процесс в Беларуси, по сути, заморожен. Даже если и есть какие-то удачные спектакли, то они играются только внутри страны, где не существует института критики, где журналисты этим не очень интересуются, где культура по остаточному принципу освещается в СМИ. Это очень плохо, потому что мы бы с большим удовольствием хотели существовать в среде конкурентов. Именно конкурентная среда даёт почву для развития. А получается, что мы находим эту среду только в мире.    

Фото — Facebook