Александр Лукашанец о "наркомовке", "тарашкевице" и политизации "мовы"

Александр Лукашанец   профессор, член-корреспондент НАН Беларуси, директор Института языка и литературы имени Якуба Коласа и Янки Купалы НАН Беларуси, при котором в 2010 году были введены новые правила белорусского орфографии.


Еврорадио: Как часто вам приходится слышать белорусский язык? 

 

Александр Лукашанец: Белорусский язык мне приходится слышать очень часто, потому что я работаю в таком учреждении, где большинство сотрудников разговаривают на белорусском языке. В моем окружении, где я живу, со мной также разговаривают по-белорусски несколько незнакомых человек. Например, в аптеке, в парикмахерской, не все, но некоторые парикмахеры. В магазинах со мной по-белорусски говорят некоторые продавцы. Здесь не такая сложная проблема, но на белорусский язык легче переходят тогда, когда есть какой-то внешний стимул. Есть еще такой психологический момент: каждый слышит то, что хочет услышать. Сегодня белорусский язык можно услышать и в транспорте, и в других местах, только надо прислушаться.


Еврорадио: А каким должен быть этот внешний стимул, чтобы человек заговорил по-белорусски?

Александр Лукашанец: Существуют определенные стереотипы поведения: внутренние и внешние. И когда человек попадает в определенную языковую ситуацию, когда он слышит белорусский язык, то он сам легко на него может перейти. Если он слышит другой язык, то, исходя из стереотипов языковых поведения, говорит на этом языке.

Еврорадио: А что сейчас может повлиять на расширение белорусского языка?

Александр Лукашанец: Способствовать расширению может в первую очередь создание белорусскоязычной среды. И реклама, и средства массовой информации, и визуальная, и звуковая информация в любом месте. Необходимо, чтобы белорусского языка в этих сферах появлялось как можно больше. Когда человек слышит вокруг себя "мову", ему проще начать на ней говорить. Это одна из самых важных мер, которая может повлиять на расширение белорусского языка.

"Белорусский язык должен быть средством консолидации, а не конфронтации"


Еврорадио: Что касается политизации языка, есть стереотип: если говоришь по-белорусски значит, ты из оппозиции. Как от этого избавляться?

Александр Лукашанец: Это плохой стереотип, который сформировался давно. Это проблема ситуации двуязычия в целом. В
1960-е годы противопоставление по отношению к языку имело несколько
иной характер: белорусский язык
это традиционная народная культура,
русский язык
современная городская культура. Деревенская и городская среда. Впоследствии появились и другие противопоставления. Даже в пределах одного языка. Например, два варианта белорусского письменного языка. С одной стороны, тот язык, который сейчас изучается в школе, с другой "тарашкевица". Это нежелательная ситуация для ситуации двуязычия и многоязычия. Ведь национальный язык должен быть фактором консолидации, а не конфронтации общества. И это всему обществу нужно преодолевать в своей среде. Сегодня в принципе должна поддерживаться любая белорусская речь. Но
есть сферы, где должен использоваться только нормированный литературный
язык, и есть сферы, где могут применяться любые другие разновидности
национального белорусского языка.
Ведь широкое использование языковых средств расширяет белорусскоязычную среду. Белорусский
язык, как и любой другой язык, не может быть сведен только к
литературному стандарту, потому что система национального языка включает
в себя много других разновидностей.
Использование всех его разновидностей и создает белорусскоязычную среду.

Еврорадио: Говорят, язык жив, когда те, кто на нем говорят, наполняют его новыми словами. А хватает ли сейчас тех людей, чтобы создавать неологизмы?

Александр Лукашанец: Сегодня белорусский язык   высокоразвитый язык с постоянно пополняющимся богатым словарным запасом. Его словарный состав развивается в русле тех общих тенденций, которые характеризует развитие современных славянских языков. Словарный состав белорусского языка в начале XXI века активно пополняется и заимствованной лексикой, и собственными новообразованиями. За примерами далеко ходить не надо. Не так давно в нашу жизнь вошла компьютерная сфера деятельности. Появилось только одно заимствованное слово "камп’ютар". И тут же это слово обросло целым гнездом производных слов, которые образованы на базе этого заимствования, но с помощью собственных языковых средств.

Язык всегда находит средства для названия тех явлений действительности, которые сейчас надо называть. Появляются и собственные новообразования, который подчеркивают национальную специфику языка. Например, "далькажык" вместо расширенного сейчас " мабільны
тэлефон
". Пополнение словарного состава языка сейчас интенсивное и происходит двумя путями: заимствование и образование новых лексических единиц с помощью имеющихся языковых средств.

Еврорадио: Как сделать, чтобы по-белорусски говорили в таких средах, как армия, милиция, суды? Насколько это влияет на расширение языка?

Александр Лукашанец: Действительно, есть такой важный момент, как использование белорусского языка, который является государственным, во многих официальных сферах употребления. Это в значительной степени обусловлено стереотипами языкового поведения: привыкли, так и говорят. Второе   здесь влияет близкородственный характер белорусско-русского двуязычия. Так как использование одного или другого языка не создает проблем взаимопонимания. Невзирая на то, на каком языке человек разговаривает, собеседник его поймет. Поэтому часто не обращается внимание, на каком языке человек говорит. В-третьих   готовность общества использовать белорусский язык. С одной стороны, здесь необходимо строгое соблюдение государственного законодательства, которое позволяет паритетно использовать оба государственных языка. А с другой готовность общества пользоваться белорусским языком широко, в большинстве сфер употребления. Здесь нужна пропагандистско-разъяснительная работа, направленная на осознание обществом важности и ценности именно национального языка, который позволяет позиционировать нас как отдельную страну с национально отличительным лицом.

"Белорусскому языку должно быть все равно, насколько он похож на русский"

Еврорадио: В нашем языке хватает русизмов, если даже брать русско-белорусский словарь под редакцией Кондрата Крапивы... Это плохо? И вообще, насколько язык должен быть оригинальным?

Александр Лукашанец: Белорусскому языку сегодня должно быть все равно, насколько он близок к русскому или польскому, как все равно русскому языку, насколько он похож на белорусский или украинский. Для тех, кто с рождения использует белорусский язык, такой проблемы не стоит. Проблема удаленности от соседнего языка присуща тем, кто приходит к белорусскому языку с позиций знания другого близкородственного языка. Тогда подсознательно он выбирает более отдаленный вариант. Это обусловлено доминированием другого близкородственного языка. Хотя для нашей действительности это достаточно серьезная проблема, но она не должна стать самоцелью. Я могу привести один пример, который обусловлен этим близкородственным отталкиванием. В 1980-е годы единственно возможным для использования было слово " выстаўка", которое постепенно заменяется словом "выстава". И употребление слова " выстава" постепенно расширяется, оно попадает в словари, и это тоже естественный процесс.

Но дело здесь в том, что основным недостатком слова " выстаўка" является то, что оно похоже на русское "выставка". И именно с этих позиций отталкивания более выразительный полонизм "выстава" больше удовлетворяет потребности национального отличия. Хотя слово " выстаўка" абсолютно соответствует системе белорусского языка, образовано по естественным словообразовательным моделям белорусского языка. Также на моей памяти появилось слово " імпрэза" (полонизм) как синоним слова " мерапрыемства". И так получилось, что сначала оно употреблялось параллельно со словом " мерапрыемства", а потом произошло постепенное расхождение семантики этих слов. На сегодняшний день " імпрэза" это уже не просто любое мероприятие, а торжественное мероприятие, посвященное какой-либо значительной дате или событию. То же самое, как " кілер" и " забойца", только "   кілер " уже не паланизм, а англицизм. Здесь также разграничение: "   кілер" это не любой "забойца", а профессиональный наемный. Так что появление параллельных наименований, с одной стороны, способствует развитию словарного состава языка, но, с другой стороны, это не должно быть самоцелью.

Еврорадио: Имеющаяся сейчас языковая ситуация присуща только нашей стране или есть страны, где существуют такие же проблемы?

Александр Лукашанец: Подобного рода ситуации (с различными вариациями) являются абсолютно естественными и закономерными для двуязычного и многоязычного общества. Подобная ситуация существует в некоторых провинциях Испании, где рядом с общим испанским языком существуют местные близкородственные языки: галисийский, каталанский и другие. Соотношение между этими языками по степени родства примерно такое же, как между белорусским и русским. И там возникают такие же проблемы с использованием этих языков в официальных сферах употребления. Повторю, такие проблемы возникают у большинства двуязычных стран, в которых двуязычие является массовым. Уникальна наша ситуация только тем, что именно национальный язык белорусов востребован гораздо в меньшей степени, чем он должен был бы использоваться как язык национального большинства.

"Латиница в метро и на улицах полностью соответствует международным стандартам"

Еврорадио: Что делать, чтобы дети после школы знали белорусский язык? Может, стоит преподавать его как иностранный?

Александр Лукашанец: Прежде всего, нужно расширять белорусскоязычную среду. Во-вторых, должна быть соответствующая языковая компетенция, владение системой языка. Но самое главное это практика. Вы не станете говорить, пока не станете говорить.

Я не вижу проблем с методикой преподавания. Я убежден, что современная система школьного образования при всем критическом отношении к ней в целом позволяет ученику со средними способностями и средним усердием достаточно овладеть системами обоих языков, независимо от языка обучения в школе, чтобы легко перейти к его использованию в своей деятельности. Нужна только практика   и эти системные знания оживятся. Но есть один момент. Овладеть русским языком в школе легче, ведь дети, особенно в городах, находятся в русскоязычной среде. Но я категорически против того, чтобы белорусский язык преподавался как иностранный.

Еврорадио: Нужна ли нам транслитерация на белорусскую латиницу?

Александр Лукашанец: Здесь очень хорошо надо осознавать суть этого явления. Речь идет о передаче собственных названий средствами латинского алфавита. Поэтому не надо привязывать эту латиницу к конкретному национальному языку. То, что сделано в этом направлении, сделано в соответствии с международными стандартами и полностью соответствует поставленным задачам.

"Трасянка" стала городским просторечием"

Еврорадио: Бытует такое мнение   хотите говорить на белорусском языке, можете начинать с трасянки. Правильно ли это?

Александр Лукашанец: Есть сферы, среда, где может использоваться не только литературный язык, но и другие варианты национального языка. В том числе и местные наречия, какие-то другие варианты, которые не полностью соответствуют нормам литературного языка   та же "трасянка". Но есть сферы, где должен использоваться только литературный язык: сфера школьного обучения и сфера официального употребления, а также все другие сферы, где используется письменный язык. Что же касается "трасянки  это явление нежелательное, но естественное в условиях многоязычия. В определенном смысле она сейчас начинает выполнять функцию городского просторечия. И она занимает определенную нишу в коммуникационном пространстве. То, что мы называем "трасянкой",   это любая смешанная речь, которая имеет широкий диапазон. Поэтому часто бывает сложно определить, к какой языковой стихии (белорусской или русской) она относится.

Еврорадио: Может, вы недавно читали современных белорусских авторов, может посоветуете кого-нибудь для расширения словарного запаса?

Александр Лукашанец: Я больше люблю классиков белорусской литературы. Начиная от Янки Мавра, Ивана Шамякина, Василя Быкова. Я иногда читаю и современные произведения, но не так часто, как хотелось бы. Мне нравится творчество Наума Гальперовича, интересный писатель-романист Владимир Гниломедов. А какие-то конкретные приоритеты я отдать не могу. Хорошо бы, чтобы наши современные школьники приобщались к произведениям белорусских классиков. По языку это очень образцовые тексты.

Еврорадио: А стоит ли переводить на белорусский язык произведения русских классиков, того же Пушкина?

Александр Лукашанец: Это зависит от востребованности. Но переводы способствуют и развитию словарного состава национального языка. Здесь нужно учитывать языковую компетенцию общества. Сегодня наше общество может читать произведения русских писателей на русском языке. Но это не значит, что наиболее знаковые произведения не должны переводиться. Сегодня должна переводиться шире западная литература, которая входит в школьную программу. Абсолютно необходимо, чтобы был полный комплект иностранной литературы в белорусскоязычных переводах, которая входит в школьную программу.

Фото Еврорадио