"Сегодня старый спор между ВКЛ и Московским царством приобретает новые черты"

Справка Еврорадио: Юрий Романенко — политолог. С февраля по ноябрь 2004 года — спичрайтер премьер-министра Виктора Януковича, аналитик Института европейской интеграции и развития, с декабря 2004-го по май 2006 года — заместитель директора Института глобальных стратегий, сейчас — директор киевского Центра политического анализа "Стратагема", шеф-редактор аналитического портала "Хвіля". Принимал участие практически во всех избирательных кампаниях с 1998 года. Инициатор акции протеста "Достали!" в декабре 2008 года, которая стала первой демонстрацией мобилизационных возможностях соцсетей в Украине. Сфера экспертной деятельности: Украина, международная политика, украинско-российские отношения, информационные войны, избирательные кампании.

Еврорадио: Сделайте, пожалуйста, политический анализ того, что происходит сегодня в Украине.

Юрий Романенко: Начну с того, о чём сейчас много говорят: вероятность широкомасштабного вторжения российских войск в Украину. На мой взгляд, оно не реально. Во-первых, все прекрасно понимают, что Россия и так уже ведёт наступление на Донбассе, потому что местных боевиков банально "выбили" за эти четыре месяца. И наши военные открыто говорят, что там преимущественно воюют россияне. Так что, мы уже имеем военное вторжение — Россия ежедневно туда загоняет десятки танков, БТР и солдат, и там реально идёт война. Но для того, чтобы развернуть полномасштабное вторжение, у России нет ни средств, ни такого количества армии. 

Ведь если бы она хотела оккупировать половину Украины, то ей бы для этого потребовалось не менее нескольких сотен тысяч человек армии и полицейских сил. А боеспособная армия России составляет по оценкам экспертов от 50 до 100 тысяч человек. И поэтому России проще уничтожать инфраструктуру Донбасса, чтобы создать тяжёлую экономическую ситуацию в Украине. Когда 2 миллиона человек из того региона начнут "расползаться" по стране и создавать излишнее напряжение в другие регионах Украины, то будет создаваться социальная база для того, чтобы раскачивать политическую ситуацию. Тем более, что есть объективные обстоятельства, которые способствуют этому. Плюс, большие ошибки власти, которая не желает меняться и хочет жить по-старому. Это также усиливает радикализацию в обществе и способствует тому, что поздней осенью — зимой Украина может войти в новый этап революции, которая, собственно говоря, и не заканчивалось. Произойдёт дестабилизация, которая приведёт к серьёзным проблемам и ставка Путина может сработать.

Еврорадио: Пессимистичный прогноз...

Юрий Романенко: Другой вариант, если Порошенко получит поддержку со стороны МВФ и США. Прекращение активной фазы АТО является условием для получения такой помощи, и это мотивирует Порошенко к тому, чтобы как можно быстрее завершить эту операцию. Но это на уровне логики, так как на уровне "не логики" мы видим странные маневры, которые свидетельствуют о сознательном затягивании операции. Многие из военнослужащих говорит, что они давно уже могли этот бардак завершить, если бы им не мешали.

В любом случае, Порошенко понимает, что его возможности имеют пределы и для него вопрос завершить операцию — первоочередной. Тогда большие ресурсы освободятся на то, чтобы стабилизировать экономическую ситуацию. И он наконец получит те ресурсы от МВФ, которые были ему обещаны. А без них Украина просто не выстоит. 

Еврорадио: Возможно, предложенные главой Беларуси переговоры между Петром Порошенко и лидерами Таможенного союза, прежде всего, Путиным, сыграют на стабилизацию ситуации в стране?

Юрий Романенко: Если не будет каких-то точных договоренностей в этом треугольнике, прямоугольнике или пятиугольнике — Россия, Франция, Германия, Украина, и США барражирующие где над ними, то о чём нам можно говорить? Нам просто не о чем говорить сегодня с Россией. Я думаю, что у Киева сейчас есть множество других проблем, чтобы "заморачиваться" очередными переговорами, которые ни к чему не обязывают, про "что-то там". В Таможенный союз мы вступать не будем точно, а после того, что произошло, нас туда и насильно не затащишь. Мы готовы нести любые потери, и мы их уже сейчас несём, но с Россией мы уже не сядем на одном поле. Всё принципиально изменилось за эти несколько месяцев: геополитическая ситуация изменилась радикально. Разумеется, Россия ведёт кулуарные переговоры с Германией и роль Берлина в сегодняшнем кризисе ещё не достаточно рассмотрена, но...

Еврорадио: Что вы имеете в виду под ролью Германии в украинском кризисе?

Юрий Романенко: Сегодня очевидно, что Путин с Меркель договорились о разделе сферы влияния в Украине задолго до вильнюсского саммита (саммит Восточного партнёрства в Вильне, где Виктор Янукович отказался подписывать договор "Об ассоциации с ЕС", — Еврорадио) и они пытаются эту схему продолжить в формате "Ассоциации". Даже после того, как Януковича выгнали из Киева, а Украина подписала "Договор об ассоциации с ЕС", вдруг появляются условия от Германии, что "мы должны согласовать позиции с Россией, чтобы Россия не чувствовала себя дискомфортно". Вопрос: а зачем тогда Европейский союз подписывал "Ассоциацию" с Украиной, и Германия была одним из провайдеров этого подписания, зачем был Вильнюс? Зачем они тогда заморачивались, завели всю эту бучу с Януковичем, с Майданом и так далее? Мотивация проста: Германия хочет получить доступ к рынкам севера и запада Украины, а России нужны были предприятия ВПК и тяжёлой промышленности, которые есть в Украине, рынки сбыта, политическое влияние и базы в Крыму. Поэтому они достаточно долго готовили такую ситуацию, когда через конфликт интересов в бизнесе легализовалась бы сдача Европой, прежде всего Германией, нашего юго-востока России. И эта схема была зафиксирована в московских соглашениях от 14 декабря 2013 года: мы видели, что через долговые обязательства Россия получала возможность заполучить контроль над значительными украинскими предприятиями типа "Антонов", "Южмаш", "Заря" и другими. Чтобы потом через конституционную реформу, которую должны были принять в марте 2014 года, и которая готовилась в течение трёх лет, с момента прихода Януковича к власти, должна была зафиксироваться новая политическая модель, где ослаблялись позиции центра, власть передавалась регионам.

Это то, о чём Путин теперь постоянно говорит. А потом должно было быть подписано такое соглашение об ассоциации с ЕС, где бы были закреплены интересы России. Но Майдан эту схему поломал. Майдан, за которым стояла игра олигархов плюс гнев разъярённых социальных групп, которые наиболее пострадали от политики Януковича. Ну, и американцы, для которых российско-немецкий альянс, который появился на небосклоне, представлял угрозу. В результате, схема была сорвана, и Путину пришлось начинать эту игру с Крымом, которую он планировал на 2015 год. На тогда же планировался и парад суверенитетов на Донбассе, и в таком случае не было бы никаких сегодняшних логистических проблем с Крымом.

Еврорадио: Если бы описанный вами план "выгорел", то как бы новая ситуация выглядела для Беларуси: на пользу или стала бы новой угрозой?

Юрий Романенко: А вы находитесь в связке с Россией, и у вас, по большому счёту, нет выбора. У вас выбор появится тогда, когда ослабленная Россия провалится в себя. Тогда вам нужно будет определяться: что вам делать без её ресурсов и как играть с Европой, как играть с Украиной, как играть со Штатами, которые заинтересованы в том, чтобы в Восточной Европе установились лояльные им режимы.

Такое мы видим сейчас на примере Украины, которая, скорее всего, будет в нашем регионе отыгрывать позицию такую, как Египет или Израиль на Ближнем Востоке. У нас под это появляется серьёзная концептуальная база и будут формироваться соответствующие мотивации. Если бы Германия и Россия успели создать альянс, а потом бы туда затащили Китай, то это бы сформировало новую мировую повестку. В таком случае США превращались бы в мировой остров, и их позиции гегемона в мировой политике, которые они и так в значительной степени потеряли, были бы окончательно потеряны. Вот, Штаты и играют на опережение, так как прекрасно понимают, что допустить континентальный союз Германии и России для них подобно смерти. И, я думаю, что они его не допустят, так как Россия действует слишком неуклюже и в тактической манере: Путин хороший тактик, но как стратег он очень плохой.

Те же тактические выгоды от аннексии Крыма очень краткосрочны, а в исторической перспективе, мы видим на примере санкций, аннексия будет иметь негативные последствия для России. А Беларусь оказалась заложницей этой ситуации, так же как и Украина. Беларусь, после того, как Россия будет проваливаться в себя в результате той сложной многоуровневой игры, которую против неё ведут Штаты, окажется у разбитого корыта и в новой для себя ситуации: когда российский патрон будет очень слаб, а экономические ресурсы не будет откуда брать. Нужно будет перестраивать ту модель, которую построил Лукашенко за 20 лет, и перестраивать на новой ресурсной базе, которая будет очень ограниченной. 

Еврорадио: Нет пугайте!

Юрий Романенко: А я вам скажу так: в этой ситуации для Украины появится очень серьёзное окно возможностей, и я думаю, что мы будем пытаться его реализовать. Это формирование связки Украина-Беларусь. Если мы её реализуем, то это позволит нам занять более сильные позиции как в отношении России, так и в отношении Европейского союза. В принципе, если всё пойдёт очень хорошо, то мы сможем сформировать нечто вроде Восточноевропейского союза. В общем, укрепление отношений по оси Прибалтика-Беларусь-Украина-Турция, как ещё один очень мощный игрок этого региона, позволит создать новые геополитические конструкции, где наверху будут Штаты, которые будут преследовать цель недопущения смычки Старой Европы с Россией, а в качестве региональных союзников будут Турция, Польша, Украина и ряд других государств, которые будут присоединяться к этой платформе. Я думаю, о формировании такой конструкции можно будет говорить после 2020 года, когда вся эта глобальная турбулентность успокоиться.

Еврорадио: Почему именно после 2020 года?

Юрий Романенко: К 2020 году мы будем свидетелями гражданских войн, возможно, войн региональных и глобальных. До тех пор, пока не будет решён вопрос "больного человека Евразии" — России. Так же, как Оттоманская империя в конце XIX — начале XX века была "больным человеком Европы", так и Россия сегодня является "больным человеком Евразии". Обладая огромными ресурсами и чувствуя интерес к этим ресурсам со стороны практически всех крупных игроков и транснациональных корпораций, Россия не сумела приспособить свою анахроничную политическую систему к новым реалиям. Что в свою очередь создаёт систему внутренних рисков, которые сейчас будут "подогреваться" внешними игроками. Они заинтересованы в том, чтобы ослабить Россию так, чтобы она перестала появляться дестабилизирующим фактором в мировой системе, чтобы она либо исчезла совсем, либо чтобы исчезли риски в виде её ядерного оружия, как инструмента влияния на мировую политику. Это неприятно, ведь все мы прекрасно понимаем, чем это грозит для России, но с другой стороны, если то или иное государство или социум не стремятся измениться в соответствии с духом времени, то дух времени видоизменяет его в соответствии с теми фундаментальными процессами, которые порождают такие изменения.

Еврорадио: А концепция конструкции Украина-Беларусь-Прибалтика хотя бы на уровне экспертного сообщества прорабатывается?

Юрий Романенко: Почему же нет? Я её давно прорабатывал, ещё до того, как начался кризис. И с вашими белорусскими коллегами прорабатывал. Здесь речь идёт о той Балто-Черноморской дуге, о которой уже не раз говорили. Возможны две конструкции реализации этой дуги: либо это будет связка Польша и Украина, либо это будет связка Беларусь и Украина. Мне кажется, нужно прежде всего реализовывать "белорусскую связку", так как это даст и Украине, и Беларуси более сильные позиции в отношении Польши. Не нужно забывать, что Польша является участником NATO и ЕС, и поэтому её возможности внешнеполитического манёвра ограничены скобками её обязательств перед этими структурами. Мы же этими скобками не ограничены, а кризис показал слабость и ЕС, и NATO.

Поэтому на данном этапе Украине выгоднее заключать прямые союзы со Штатами, по примеру того же Египта или Турции, для того, чтобы получить необходимые ресурсы и устойчивость в борьбе с РФ. И в негласной борьбе с Германией, которая ведёт свою игру. Большая самостоятельность Украины и Беларуси, которые не попадают в скобки ЕС и NATO, будет подталкивать к тому, чтобы мы согласовывали свои позиции. Потому что Беларуси придётся искать новую ресурсную базу, чтобы не рухнуть в бездну экономического кризиса в условиях ослабления России. Вопрос для Беларуси будет в следующем: войдёт она в этот кризис с уже осознанным пониманием тех возможностей, которые в этом кризисе появятся, будет просто стараться разгребать всё новые проблемы, которые будут появляться во время этого кризиса?

И здесь многое будет зависеть от Лукашенко: способен ли он всё это увидеть или нет. Ведь от этого будет зависеть будущее его политического режима, его самого и страны. Мне кажется, что проблема Беларуси на этом этапе в том, что есть Лукашенко и всё! Нет каких элит или преемника, который смог бы вытащить ситуацию, когда Лукашенко по объективным причинам (он уже человек в возрасте) уйдёт с политической авансцены. Это самый главный риск для Беларуси. Если с Лукашенко всё будет хорошо, то, учитывая его чутье, может быть, вы и пропетляете в этой очень сложной ситуации. 

Еврорадио: От скорости успешного окончания АТО зависит приближение кризиса в России и построение украино-белорусско-прибалтийской "конструкции", о которой вы говорили?

Юрий Романенко: АТО и вся эта ситуация в Украине будет продолжаться не менее трёх лет. Мы выйдем на новую платформу в конце 2017 — начале 2018 года, а всё угомонится где-то в пределах 2020 года, когда придёт к некой стабильности вся глобальная система. Ведь нельзя рассматривать процессы в Украине и вообще в Восточной Европе вне контекста очень серьезного конфликта между Штатами и Китаем, между Штатами и Россией. Это время необходимо использовать для того, чтобы кристаллизовать эти проекты и заявить их в публичном пространстве, заразить идеями массы и прежде всего элиту. А потом начинать готовить реальные шаги для реализации такой платформы. Мне кажется, она может быть выгодной и Украине, и Беларуси — мы сможем выйти из кризиса не ослабленными, а усиленными, если будем правильно маневрировать. Не знаю, как для Беларуси, но для Украины этот кризис — большой шанс. Она, несмотря на все препятствия, закрепляется на орбите западного блока. А именно западный блок имеет наибольшие шансы в большой глобальной войне, которая разворачивается на наших глазах.

Еврорадио: Так всё же "закрепляться на орбите западного блока" или строить местную политическую конструкцию?

Юрий Романенко: Ситуация в Украине показала, что из себя реально представляет Европа и те евроскептические голоса, которые были здесь до вильнюсского саммита, сейчас зазвучали с новой силой. Но и то, что здесь делает Россия, ещё более усилило голоса русоскептиков. Как результат, сейчас в Украине формируется запрос на полностью самостоятельную политику, на то, чтобы формировать здесь государство с концепцией "Израиль Восточной Европы". Это тотально милитаризированное государство с новой функцией армии, проведённой жёсткой сепарацией элит и населения в отношении "украинского проекта". С модернизацией экономики и созданием новой экономической базы, что позволит усилить устойчивость этого нового политического режима. И с осознанием новой миссии Украины в регионе Восточной Европы. 

Еврорадио: И что это за миссия?

Юрий Романенко: Флагман этого пространства, который создаёт стандарты и такую модель, которая позволяет в полной мере реализовать тот огромный гуманитарный капитал, оставшийся на этом пространстве. Ведь Россия вот уже 20 лет как утратила функции организатора этого пространства — она перестала быть источником культурных и управленческих стандартов. Если в нашем регионе не появится новый такой организатор, то он будет разорван сильными внешними игроками. И у Украины есть все шансы занять эту позицию регионального организатора. Если обозначить эту ситуацию историческими скобками, то старый спор между В.К.Л. (Великим княжеством Литовским, — Еврорадио) и Московским царством приобретает новые черты в новой геополитической исторической ситуации. И возрождается в формате того Восточноевропейского союза, о котором я говорил, и к которому мы должны двигаться. Тогда будет реализована альтернативная модель развития этого пространства, которая была похоронена в противостоянии в 16-18 веках. Всё возвращается на старые колёеса, но уже на новых технологических, экономических, организационных фундаментах. 

Фото: из архива Юрия Романенко, www.politnavigator.net, lenta-ua.net, from-ua.com, www.ipnews.in.ua.

Новости других медиа
Loading...

По теме