Жбанков: Если из культурных процессов отчислить минкульт, никто не заметит

10 самых интересных цитат от Максима Жбанкова:

 

Когда говорят, что это единственный в мире кодекс о культуре, он такой прекрасный и всеобъемлющий, мне хочется спросить: господа, а как до сих пор вся мировая культура существовала без кодексов?

 

Кодекс о культуре нужен государству. Потому что он должен декларировать контроль над всем, что у нас происходит.

 

Подход к культуре, как к какому-то составу имущества, неправилен и неинтересен. Это ретроспективный кодекс. Это реакционный по своей сути, защитный, а не вдохновляющий кодекс.

 

Мы видим абсолютно абсурдное утверждение, что творческие личности должны проходить государственную сертификацию. Мик Джаггер точно не прошёл бы эту комиссию, не говоря о Фрэнсисе Бэконе и Курте Кобейне.

 

Если из культурных процессов отчислить минкульт, никто ничего не заметит. Правда в том, что всё то, что производится через министерскую поддержку и лоббирование, фактически незаметно.

 

Государство должно существовать не в формате некой контролирующей инстанции и глобального генерала, а как опытный меценат. Не господин полковник, а именно меценат.

 

Ни один кодекс не в состоянии охватить собой и подчинить неформатную культурную деятельность, которой мы занимаемся. Они нас просто не увидят, они нас не достигнут, они с нами ничего не сделают, потому что, честно говоря, они не знают, что с нами делать.

 

Профессионалом у нас считают того, кто прошёл определённую форматизацыю через государственные воспитательно-образовательные структуры. То есть, он отформатизирован государством, значит, профессионал. А во всём мире срабатывают такие простые вещи, как коммерческий спрос. Вот Михалок, который собирает стадионы, он кто — дилетант или профессионал? Профессионал.

 

Нас больше, чем всех контролирующих структур. Нас больше чем тех, кто хочет нас подчинять.

 

Если вдруг минкульт куда-то уйдёт — дай бог ему Гавайев и вечной весны, всё равно культура будет. Мы сейчас начинаем работать своими силами, для себя и на собственное будущее, и это главное, что может с нами произойти, уже происходит.

Ніводны кодэкс не ў стане ахапіць сабой і падпарадкаваць нефарматную культурніцкую дзейнасць, якой мы займаемся. Яны нас проста не ўбачаць, яны нас не дасягнуць, яны з намі нічога не зробяць, бо, шчыра кажучы, яны не ведаюць, што з намі рабіць.

 

Прафесіяналам у нас лічаць таго, хто прайшоў пэўную фарматызацыю праз дзяржаўныя выхаваўча-адукацыйныя структуры. То бок, ён адфарматызаваны дзяржавай, значыць, прафесіянал. А ва ўсім свеце спрацоўваюць такія простыя рэчы, як камерцыйны попыт. Вось Міхалок, які збірае стадыёны, ён хто — дылетант ці прафесіянал? Прафесіянал.

 

Нас болей за ўсе кантралюючыя структуры. Нас болей чым тых, хто хоча нас падпарадкоўваць.

 

Калі раптам мінкульт некуды сыдзе — дай бог яму Гаваяў і вечнай вясны, усё адно культура будзе. Мы цяпер пачынаем працаваць сваімі сіламі, для сябе і на ўласную будучыню, і гэта галоўнае, што можа з намі адбыцца, ужо адбываецца.