Школа павінна быць свабоднай. Паслухалі досвед літоўскіх экспертаў адукацыі

Як рэфармаваць адукацыю / калаж Улада Рубанава, Еўрарадыё

Когда тридцать лет назад в Литве начали реформировать систему образования, учителя часто спрашивали: ну когда уже закончатся эти реформы? Специалисты отвечают: никогда. Реформы — это непрерывный процесс. Важно иногда останавливаться, оценивать сделанное — и продолжать идти вперёд.

Мы не теряем надежды, что однажды в Беларуси система образования будет реформирована на благо учеников и учителей. И потому послушали опыт литовских коллег. Нас огорчили и констатировали: и при демократии порой сложно избежать политизации системы образования.

Как не увлечься “новой бюрократией”? Как передвинуть новые парты в старом здании? Как сделать школу по-настоящему инклюзивной?

Собрали для вас самые интересные тезисы. Экспертную дискуссию организовала платформа “Банк идей”, Офис Светланы Тихановской и ЕГУ.

Полную версию дискуссии можно посмотреть здесь

Предыстория, или Почему генерировать идеи нужно прямо сейчас

Когда Литва получила независимость, у неё уже была разработана концепция национальной школы. Она основывалась на том, что образование органически связано с культурой.

Предполагалось, что молодой человек должен познать свой язык, свою историю, свой народ. То есть литовец должен знать о литовской культуре больше, чем казах, — и наоборот.

Ещё в СССР такую концепцию Литва хотела предложить для всех союзных республик — но не вышло. И вот уже в постсоветское время концепция легла в основу реформирования образования уже в независимой Литве. То есть к моменту, когда нужно было брать реформы в свои руки, уже были наработки.
 

Помощь диаспор и национальный контекст

Вначале были большие планы. А потом вмешалась жизнь. Попросту оказалось, что денег на реформу не так и много, рассказывает начальник отдела Министерства образования и науки Литвы Ричардас Алишаускас.

Поэтому Литва начала с содержательных изменений: добавила в образование больше национального контекста.

 

Вильнюс, старый город / NinasCreativeCorner, pixabay

В первые же годы реформ было написано много новых учебников, налажены связи с литовскими диаспорами. Те помогли организовать курсы для литовских учителей в других странах, особенно тесно Литва сотрудничала со странами Северной Европы.

Опасность. Уходить от советской школьной системы пытались многие страны — но по-разному. Эстония, к примеру, подошла к десоветизации аккуратно и не заявляла, что нужно отказаться от всего, что было в советской школе. Ведь было там достаточно достижений.

Что получилось у Литвы? С одной стороны, если датчанин или финн приедет в Литву, он не узнает здесь своей системы образования — только её элементы. С другой стороны, заимствуя, Литва едва не потеряла свой стиль, замечает консультант по образованию, исследователь, педагог Эгле Пранцкунене.
 

Дать оценку, но не задушить творчество

В первые годы независимой Литвы школы получили огромное пространство для творчества: самостоятельно могли определять, какими они хотят стать. Позже появились инструкции и, по словам Ричардаса, стало скучно. Инструкции подрезали школам свободу.

— И это был знак: школам нужно дать больше свободы.

Так Литва и пришла к пониманию того, что школы должны не только следовать разработанным инструкциям, но и иметь возможность творить. Позволить себе сделать то, чего нет в соседской школе.

Школы могут многое придумать, если дать им свободу / pixabay

Директоров призвали стать лидерами — и показать всё, на что способны. И вот вам невероятный пример: бывший замминистра образования ушёл работать директором в обычную сельскую школу. И он фактически разбудил эту сельскую школу. Теперь учителя там говорят: мы вам его обратно в министерство не отдадим!

Важно периодически останавливаться и оценивать сделанное. Поэтому в Литве ввели систему самооценки школ — то есть каждая школа могла оценить свой успех. Есть и внешняя оценка, которую сравнивают с самооценкой школы.

Но говоря о системе оценки, Ричардас подчёркивает: нужно не забывать, что мы люди, что цифрами всего не измеришь. Цифры важны, но нельзя переборщить.

Опасность. Консультант по образованию, исследователь, педагог Эгле Пранцкунене замечает, что борьба между попытками дать качественное образование и не задушить творчество продолжается и сейчас.

— В нашем образовании началось имитирование процессов ради хорошей оценки. Участие во многих международных организациях тоже принесло стандартизацию. Мы перешли от очень стандартизированной советской системы к другой, в которой тоже много стандартизации, — замечает эксперт.

Литовцы и сейчас с ностальгией вспоминают первые десятилетия независимости — когда можно было творить и экспериментировать, а не просто реализовывать задачи, которые спускаются “сверху”.
 

Даже самых хороших политиков нельзя пускать в образование

С самого начала литовцы решили строить систему образования на принципах гуманизма и демократии. То есть образование должно помогать каждому человеку раскрыть свой потенциал. А у школ есть возможность самоуправления, и общество имеет право голоса, поясняет Эгле Пранцкунене.

Опасность. Поначалу центром реформ был Институт педагогики, для многих интеллектуалов было честью принимать участие в дискуссиях о реформе образования. Сейчас дискуссий много, профессионалов сферы — много, но единого центра нет.

Даже самые лучшие политики пусть стоят подальше от образования / pixabay

И место “мозгового центра” системы образования заняли политики, считает Эгле Пранцкунене.

— И теперь все идеи в сфере образования исходят от политиков. Это приводит к быстрым изменениям: парламент выбирается каждые четыре года и новые политические силы часто приходят с идеями того, что нужно всё сделать по-другому. Это привело к тому, что не стало долгосрочного планирования, стратегии. Мы чувствуем политизацию образования, и это одна из наших ошибок.

С тем, что образование становится политизированным, соглашается и Ричардас Алишаускас.
 

Какие литовские реформы нам особенно понравились

Задача литовской школы — воспитать человека для свободной жизни. Ещё в самом начале реформ Литва ввела профильное образование — и уже в средней школе ученики могли выбирать себе специализацию. Кто-то такое решение критиковал, но Ричардас настаивает, что решение было принято верно. И поясняет: нельзя выпустить человека из школы, не научив его делать выбор.

Особенное внимание сейчас уделяется вопросу инклюзии. Мы привыкли к тому, что ученик может выбирать школу, которая подходит под его потребности. Но настоящая инклюзия — это когда школа подстраивается под потребности ученика и даёт ему всё возможное. Попросту — каждая школа должна быть построена так, чтобы в ней могли учиться дети с инвалидностью.
 

Школа будущего

Концептуально все понимают, что школа должна быть более свободной. Но на практике сделать это не всегда просто.

— Теперь мы по-другому понимаем содержание образования. В нашем образовательном уставе так и говорится: содержание образования — это не только то, что учим, но и как учим, где учим, кто учит, — отмечает Эгле Пранцкунене.

И всё начинается с пространства. В литовских школах дети могут “перестроить” его: могут двигать столы и стулья. Но не всегда просто перестроить пространство, когда речь идёт об обычном здании, оставшемся ещё с советских времён.

Чтобы перестроить такое пространство, нужны большие ресурсы. Попытки делаются, говорит Эгле Пранцкунене. Но замечает: темпы роста числа частных школ лишь подтверждают то, что государственные школы всё ещё слишком стандартные.

Главный вывод дискуссии: нет готовых решений, которые бы за один день “подлечили” систему образования. Главные решения принимаются не в министерствах, а на местах: в школах и классах. А политики от образования должны создать условия, при которых у школ появилась бы возможность проявить всё лучшее, на что способны.

Каб сачыць за галоўнымі навінамі, падпішыцеся на канал Еўрарадыё ў Telegram.

Мы штодня публікуем відэа пра жыццё ў Беларусі на Youtube-канале. Падпісацца можна тут.