“Я хочу жить в Буче”: волонтёрка из Беларуси бьётся за право помогать Украине

Белоруска Карина Потёмкина вернулась в Бучу в те дни, когда фотографии из городка публиковали все мировые СМИ. Вернулась одной из первых. Она вернулась в Бучу, когда там ещё не было ни света, ни воды, ни газа. Ничего.

 — Я приехала сознательно в условия, в которых невозможно жить. В которые нормальные люди не возвращались бы.

И рада Бучи знает, сколько Карина сделала для местных жителей. А миграционная служба Украины этого не знает, отказывается принять документы Карины на оформление временного ВНЖ. И просит её уехать из Украины в течение недели.

В паспорте Карины — польская виза. Но она не хочет уезжать в Польшу и не может вернуться в Беларусь. Она хочет остаться в Буче — и продолжать помогать Украине.
 

Что Карина сделала для Украины: "Я людей за ручку водила, потому что мне их жалко"

Как только бучанская рада открыла двери, Карина пошла волонтёрить. Просто села за стол и делала то, что ей говорили. За первую неделю после освобождения Бучи через Карину прошло три тысячи человек.

— Люди приходили в ужасе. Подавали заявки на розыск пропавших без вести. Рассказывали страшные истории. Бабушки рассказывали: убили сына. Рассказывали, где убитые закопаны. Это невозможно просто описать словами. Первые полторы недели мы фактически волонтёрили как психологи.

Карина и бучанцы / фото из личного архива Карины Потёмкиной

Потом приехал Красный Крест. Они регистрировали заявления на денежную помощь от бучанцев. Людей много, операторов Красного Креста мало. Эти люди стоят толпой перед радой. Немыслимое количество человек. Я за неделю через себя пропустила 3000 человек на регистрацию. Просто выходила каждое утро на порог со списками и вызывала: номер такой-то.

Люди в ужасе, люди напуганы, люди забывают дома документы. Я их за ручку водила на регистрацию, потому что мне их жалко. На пожилых людей тяжелее всего было смотреть.

Когда появился свет и мобильная связь, работать стало легче. А людям легче не стало.

— Естественно, осталась куча завалов, которые надо разбирать. Куда-то надо вызвать скорую, куда-то — сапёров.

Людей, которые готовы бесплатно помогать, на самом деле не так и много. Недавно женщина звонит — они с сыном просидели под таким жутким обстрелом, — звонит, говорит: Карина, нам надо уже возле погреба разгребать. Ты можешь хлопцев своих попросить, чтобы они приехали? Мы им обед сварим, денег на маршрутку дадим, только приедьте.

Она звонит мне, потому что знает меня, знает, что я помогу. И что мне ей сказать? Что я сходила в Департамент миграционной службы — и чуть не уехала в Польшу?
 

"Если человек помогает, зачем его выгонять?"

Нет, у Карины не изменилось отношение к украинцам. Она лучше многих понимает, что они пережили. И уверена, что понимает это лучше многих сотрудников ДМС.

— У меня не может поменяться отношение к украинцам. Такого треша, какой они пережили, я не читала даже в книжках про войну.

Иногда, расчищая завалы, волонтёры натыкались на неразорвавшиеся снаряды / фото из личного архива Карины Потёмкиной

Но я уверена, что половина сотрудников ДМС понятия не имеют, что такое быть под обстрелом, что такое эвакуироваться. Понятия не имеют, как это — когда бабулька рассказывает, сколько она трупов видела и как её знакомых застрелили. Это страшно, это очень страшно, поверьте.

Но да, у меня есть претензии к людям, которые без разбора выдворяют белорусов из страны. Надо же разбираться, что это за человек. Если он вам помогает, то зачем его выдворять? Я не понимаю. Тут не так много людей, готовых помогать реально, а не просто фоточки в фейсбуке постить. Я ни про одну историю не написала в соцсетях, потому что у меня рука не поднимается.

Какими словами я могу рассказывать историю человека, который за неделю до войны купил квартиру в Буче? Который попал в плен и которому россияне прострелили ногу? Он, бедный, даже не знает, по какому адресу находился. Потом пришёл русский командир и сказал этим солдатам — вы что, больные, зачем вы этих людей мучаете? Это же простые гражданские люди!

Как рассказать, что этот мужчина, 45 лет, сидит передо мной и плачет?

 

Буча глазами Карины Потёмкиной / фото из личного архива Карины Потёмкиной

Что Карине грозит в Беларуси

Когда мы спрашиваем Карину о том, что ей грозит в Беларуси, она начинает смеяться.

— Провластные белорусские каналы типа “Жёлтых слив” до сих пор пишут обо мне. Есть такой местный солигорский паблик, который травил меня, когда я ещё жила в Беларуси. Змагарка, алкоголичка.

Я уехала в Украину, поселилась в Буче. Они продолжали меня травить. Писали, что работаю на СБУ. Представляю, что будут там писать сейчас, когда узнают, что украинцы не хотят давать мне ВНЖ.

Что мне грозит в Беларуси? Что угодно. Оскорбление президента? Терроризм? Хотя вся моя “вина” в том, что я писала письма политзаключённым, публиковала их онлайн, чтобы призвать людей делать то же самое — полстраны сидит.

Но Карину не вышлют в Беларусь. У неё в паспорте — польская виза. Она давно могла бы уехать из Украины в Польшу. Но она хочет в Бучу. Теперь Буча — её дом, и Карина хочет домой.

— Сотрудница ДМС говорит мне: вам же не обязательно в Беларусь ехать. Если вам там что-то грозит, можете ехать в любую третью страну.

Карина и жители Бучи / фото из личного архива Карины Потёмкиной

Но почему я должна уезжать? Когда я приехала в Бучу после оккупации, когда я зашла в эту свою квартиру съёмную, я просто расплакалась. Когда я ходила по Львову, я чувствовала себя не в своей тарелке. А когда приехала в Бучу, я была такая счастливая. Без света, без газа, без воды и мобильной связи. И тут мне говорят, что я должна куда-то выехать. Я не хочу уезжать. Я хочу жить в Буче.
 

Как Карина пыталась получить ВНЖ

Месяц назад адвокат Карины отправил запрос, в котором говорилась, что она нуждается в политическом беженстве. Ответа на этот запрос не пришло: его в ДМС вообще нашли только на днях, после того, как вокруг выдворения Карины из Украины разразился очередной скандал.

Спустя месяц после того, как запрос был отправлен, Карина решила больше не ждать ответа. Неделю искала нотариуса, который перевёл бы её документы на украинский язык. А когда собрала необходимые бумаги для оформления временного ВНЖ и пришла в Департамент миграционной службы, оказалось, что опоздала на 12 дней.

— Я пришла напрямую к начальнику Департамента миграционной службы. Меня сразу же отправили оплачивать штраф за просроченные документы.

Я пришла по новому адресу, принесла все эти свои благодарности от бучанской рады. Принесла пакет документов, среди прочего — бумагу о том, что буду продолжать заниматься волонтёрством в Украине и на этом основании прошу выдать мне временный ВНЖ.

Сотрудница миграционной службы на эти мои документы даже не посмотрела. Она просто составила на меня протокол за просроченные дни и дала подписать решение о принудительном выезде до 14 июля.

Я говорю: не буду подписывать. Потому что в протоколе написано, что я приехала в Украину с целью легализации. Если бы я ехала в Украину с целью легализации, у меня хотя бы были бы апостилированы документы. А я за двое суток убежала из Беларуси. Это не “с целью легализации”.

Таких ситуаций, как моя, очень много. И, как я понимаю, белорусы тихонечко идут в миграционную службу, им тихонечко ставят штампы о выдворении, они потом тихонечко выкладывают их в фейсбуке — и всё.

Я надеюсь, что сейчас решение о принудительном выезде аннулируют. И я смогу спокойно подать документы, как планировала. Но вот что меня смущает: получается, что каждый белорус теперь должен идти в ДМС со скандалом. Без юриста туда вообще лучше не идти.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.