Вы здесь

Пётр Кузнецов: никакого будущего ни в каких союзных программах нет

Лукашенко и Путин на пресс-конференции после договорённостей по картам​ / Reuters

Основатель издания "Сильные новости" Пётр Кузнецов считает, что Лукашенко пошёл на подписание дорожных карт, чтобы продемонстрировать своей номенклатуре, что он имеет какие-то отношения с Россией. А Путин пошёл на это, чтобы получить пиар-бонусы для "Единой России" перед выборами. Об этом он рассуждал в эфире Еврорадио.

— Никакого будущего ни в каких союзных программах нет, пока у власти будет Лукашенко. Я в этом на тысячу процентов уверен. Я думаю, что в истории с согласованием, а не подписанием даже, союзных программ Россия не дожала Лукашенко, это его такая тактическая победа. Потому что с момента, когда вспыхнули протесты, срок интеграции продвигал больше всего именно он. Путин, наоборот, стремился смягчить эту тему. Он однажды даже сказал "некуда спешить".

— Я их очень прекрасно понимаю в этом смысле. Потому что если переходить к более серьёзной интеграции, то они понимают уровень поддержки белорусской власти в нынешнем обществе. И им бы, конечно, хотелось с кем-то чуть более легитимным эти дела делать.

А для Лукашенко критически важным было и есть продемонстрировать своим силовикам и своей вертикали, номенклатуре, что для России он не хромая утка. Не уходящий президент, с которым разговаривают только о конституционной реформе как об инструменте транзита, а действующий политический субъект, с которым в том числе разговаривают и о каких-то долгосрочных перспективах.

А вообще, исходя из того, что было опубликовано, это очень общие такие рамки, в пределах которых можно на десятилетия эти процессы растягивать. Поэтому он понимает, что это его ни к чему не обязывает.

А во-вторых, он прекрасно понимает, что в глазах его сторонников это большой пиаровский плюс. Он снова выглядит человеком, который является партнёром Москвы. А Путин поддерживал ту мысль, что он вынужден был это сделать ради каких-то пиаровских бонусов, его партии "Единая Россия" перед выборами в Думу, где у неё там очень тяжёлое положение. Там только 26 процентов рейтинга, кажется.

И я заметил, это такая важная деталь, что с момента той самой тайной инаугурации, с которой, как считается, Лукашенко потерял политическую легитимность, Россия не согласовала до сих пор ни одного кредита.

Предварительные договорённости в Сочи это было в рамках формальной легитимности прошлого срока Лукашенко. И это была очень яркая вещь, она очень бросалась в глаза. Потому что наши долгое время просили денег, а Россия на словах их поддерживала в их борьбе, войне с Западом, но деньги не давали.

И вот то, что они хотя бы 630 миллионов согласовали, это тоже выглядит, что небольшая, но тактическая победа и Лукашенко. Он снова субъект в отношениях с Россией. Ему снова дали хоть такие, но деньги и с ним снова разговаривают об интеграции, а не об уходе через конституционную реформу.

Поэтому я думаю, что реальной интеграции это не повлечёт. Лукашенко добился того, чего хотел на этом этапе. А реальной интеграции ему не нужно, он дальше будет её торпедировать. Но и есть большой вопрос, нужна ли эта интеграция России, с той властью, в той конфигурации, которая сейчас существует в Минске.

— Тема конституционной реформы отошла на второй план? Над Москвой одержана тактическая победа?

— Может быть. Сейчас много версий, почему это так. Но вполне может быть и то, что если раньше там перед ним стояла задача, что нужно конституционный референдум таким образом проводить, чтобы перед россиянами сделать вид, что это будет инструмент транзита, то теперь эта задача даже и отпала.

Им всё равно придётся проводить этот референдум, потому что я думаю, что они захотят как-то поиграться с датами выборов, в том числе местных выборов. Сделать там единый день голосования или что-то ещё такое придумать, чтобы для себя минимизировать те риски, которые для них несут политические избирательные кампании.

Но вполне может быть такое, что сейчас просто пересматривается сценарий этого референдума. Ведь позиция России после прошлой встречи Путина и Лукашенко изменилась.

Путин по факту уже прямо признал, что с Лукашенко можно говорить об интеграции в долгосрочной перспективе. То есть отошёл от своей прежней позиции, поэтому теперь может сценарий этого референдума и пересматриваться.

— Значит ли, что за этим последует народное единство и русский язык? Уничтожение всего национального?

— Советский Союз — очень трагическая страница в нашей истории. Но даже при Советском Союзе, при его ГУЛАГе, при всей этой системе состояние белорусского языка и белорусской культуры было лучше.

Все телеканалы были белорусские, все СМИ выходили под белорусским подчинением, они обязательно выходили на белорусском языке.

Книгоиздательства было намного больше на белорусском языке. Культуры, спектаклей было много на белорусском языке. Просто даже уважения было намного больше.

Это я не о том, как было хорошо при СССР. Я о том, что сегодняшнее положение вещей в Беларуси очень условно можно назвать развитием суверенного независимого государства.

Большей угрозы и больших потерь для национальной культуры, чем сделано при действующей власти, не было даже при таком катастрофически плохом и опасном СССР.

И это последовательная политика, она будет продолжаться, и вся надежда наша сейчас на то, что народ, как носитель этого белорусского гена, просто выдержит, переживёт даже и это.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.