Пускать нельзя оставлять. Что жители Белостока думают о миграционном кризисе

Стрелять и ещё раз стрелять. Как минимум резиновыми пулями, — говорит мужчина, поднимаясь по лестнице.

Мы говорим в универмаге в Белостоке. Его жена в ответ на вопрос об отношении к тысячам мигрантов на границе просто пожала плечами, но он, мужчина лет сорока, в выражениях не стеснялся.

Есть пограничники, есть оружие, — добавил он и продолжил рассказывать что-то о новых решениях правящей партии Польши, чрезвычайном положении на границе и том, для чего это всё сделано.

Утром 15 ноября больше тысячи мигрантов, живших почти неделю на польско-белорусской границе, перебрались на территорию пункта пропуска "Кузница". Свои палатки они установили прямо на асфальте. С одной стороны от них стояли белорусские силовики, не пропускающие мигрантов назад в Беларусь, с другой стороны — польские, тоже не намеренные пропускать их.

Белосток находится приблизительно в 50 километрах от белорусской границы, в регионе это самый крупный город. В города поменьше, расположенные прямо на границе, приехать нельзя из-за введённого польскими властями режима чрезвычайного положения. В тот же день за нарушение режима там задержали съёмочную группу российского телеканала RT.

О ситуации на границе здесь знают, кажется, все. В одном из кафе в центре города утром посетители переговариваются и показывают друг другу в телефонах фотографии и видео из "Кузницы".

— Да, про это все говорят, конечно, — рассказывает Агата, студентка местного университета. — Конечно, это не нормально, не гуманно. Мне кажется, что они… м-м-м, из других стран, — тоже люди. Им тоже нужно тепло, горячее питание, одежда. Не знаю, что мы можем сделать в этой ситуации, честно.

Сама Агата из Беловежи, что в четырёх километрах от границы. Там как раз и введено чрезвычайное положение, и, как говорит студентка, это похоже на войну.

— Наши военные везде. Танки. Действительно как война, страшно.

Как думаете, Польша должна пропустить мигрантов?

— Нет, не думаю. Есть примеры Германии, Бельгии или Франции, где много мигрантов и что там происходит. Я сама там была и видела всё.

— Кто виноват в этом кризисе?

— Я не знаю, я не думаю о политике.

Интересно, что Агата — единственная, кто соглашается сделать фотографию. Остальные или спешат, или кокетничают, говоря, что плохо выглядят. Многие отказываются говорить: "Ай, я про политику не буду", хотя прекрасно понимают тему разговора.

Например, Евгения — она уже давно живёт в Белостоке, но сама из Беларуси. Приехала сюда вместе с парнем не из-за политики, а в поисках "лучшей польской жизни". На просьбу сфотографироваться отвечает, что через час сядет в автобус до Беларуси, чтобы повидать родных, "не хотела бы проблем".

Сначала я жалела сирийцев [так Евгения собирательно называет мигрантов на границе. — Еврорадио]. Очень было страшно, дети плачут — это же нехорошо. Но потом увидела в новостях, что им могут помогать белорусские войска. Продвигаться, ставить палатки, давать зарядки с едой. Теперь я как-то 50 на 50…

Неожиданно Евгения упоминает польских военных: их ей тоже жалко.

— Просто я работаю в ресторане, коллеги поляки. К сожалению, они очень плохо относятся к ситуации и много гонят на своих военных. Не знаю почему. Но я читала комментарии: многие ругают военных, что они не пускают мигрантов. Но я понимаю, почему они это делают: нормально для страны не пускать тех, у кого нет документов… Почему Беларусь не предоставляет им условия и убежище, если мы все такие нейтральные?..

Её молодой человек про ситуацию говорить вообще не хочет: говорит, что не интересуется новостями вообще. Евгения говорит, что тоже хотела бы не следить, потому что из-за последних событий ей становится страшно.

Я в шоке была от видео, когда сирийцы прямо в лесу. Как будто готовятся к чему-то, звонят кому-то. Может быть холодная война и ещё страшнее.

Живущие в Белостоке иностранцы относятся к мигрантам по понятным причинам гуманнее, чем многие поляки. Например, Бетти и Наоми — первая приехала из Швеции, вторая из Ирландии, но обе — дочери мигрантов. Сейчас учатся на медиков и уже три года живут в Белостоке.

Может, потому что мы тоже здесь чужие, но, думаю, нужно пустить их. Они ведь тоже люди, — говорит Наоми.

— А вы не сталкивались с ксенофобией, живя здесь?

С открытой нет, — говорит Бетти.

Да, можно увидеть косые взгляды, но это, скорее, любопытство, как мне кажется, — продолжает Наоми. — Здесь мало людей с другим цветом кожи, меньше, чем в Варшаве, поэтому многие удивляются.

Хотя у девушек и хороший опыт жизни в Белостоке, у местных чаще плохое отношение к мигрантам. "Ай, эти мусульмане", — махнул рукой пожилой мужчина около одного из торговых центров города и не захотел продолжать разговор.

Действительно ли местные жители ксенофобны и как они относятся к людям другого цвета кожи или веры, хорошо было бы спросить у имама. В Белостоке есть две мечети, но обе оказались закрыты. Как объяснили в одной из них, имам и всё духовенство на выезде за пределами города. Поэтому как минимум один день мечети города попросту не работали.

В Белостоке есть центр для временного проживания мигрантов. Типичный жилой дом, через дорогу — завод. Из здания выходит женщина с детьми, Милана. Сама она когда-то бежала через Брест из родной Чечни. Уже шесть лет живёт тут. Без мужа тяжело, поэтому на жильё денег нет, но появилась возможность остаться в центре.

Центр содержания мигрантов в Белостоке

Я очень болею за них. Потому что у них дети плачут, там холодно. Это очень грустно.

Милана говорит, что относятся к чужеземцам поляки настороженно, но агрессии она никогда не встречала. Мигрантов с границы, уверена она, надо пропустить. Главный аргумент: "Они тоже люди и заслуживают шанса на лучшую жизнь".

По пути к вокзалу мигрантов обсуждаем с таксистом. У него самого чёткого мнения о проблеме нет, но признаётся: со многими клиентами в последние дни говорят именно об этом.

Все думают по-разному. Кто-то считает, что они бедные люди. Кто-то — что нет. Одним жалко, другим — нет… Но пограничники правильно делают, что не пускают их. То есть как? Если бы хотели работать, ехали бы легально. А так они ведь в Германию за пособием хотят. Зачем Польше их пускать? Вот часто так говорят. Я, наверное, соглашусь...

В зале ожидания автобусного вокзала сидят два молодых парня в форме — возможно, они были на границе или никак с ней не связаны. На табло указан автобус в Гродно, но он выделен красным цветом с пометкой "через "Кузницу". А она закрыта уже почти неделю.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.