Вы здесь

Новае пакаленне: “дерзкая плакса” Патриция Свитина — девушка, которая поёт фольк

Патриция Свитина / тут и далее фото Татьяны Менской

Они талантливые харизматики, они уже меняют нашу жизнь. Они живут по своим правилам и превращаются в новых лидеров. Еврорадио и фотограф Татьяна Менская продолжают проект “Лад жыцця. Новае пакаленне”. Сегодня наша героиня — 18-летняя Патриция Свитина, которая запросто могла бы работать моделью, но выбрала белорусские народные песни.

Энергия Патриции зашкаливала с раннего детства. Её мама признаётся: в 40 лет родилась такая дочка, что заставила и белорусский язык выучить, и в фольклор вникнуть. Чтобы не донимать соседей и минимизировать нагрузку на уши, мама отдала Патрицию в ансамбль “Волошки”. Высокую, стройную девушку приглашали в разные модельные агентства, но всё сложилось по-другому.

Есть у меня один глобальный страх, даже думать об этом боюсь: что в нашей стране пропадает фольклор. В деревнях совсем не осталось тех самых бабушек, которые ещё могут передать то, что называется наследием. Да и некому перенимать — дети, внуки давно уже в городах.

Бывает такое, что внуки, услышав пение, ещё и посмеиваются над своими бабулями: “Ой, да что это вы такое поете?”

Фольклор несет в себе глубину человеческой души, переживания, страдания и радости, которые прошли через века и народы. Если человек разбирается в фольклоре, он никогда не будет менять слова, которые обывателю покажутся глупыми или смешными, менять мелизмы и якобы неточности интонации. Это не фальшивые ноты, но это понимает только человек погружённый. Иногда кажется, что изучить глубоко фольклор и жизни не хватит.

Глупость не переспоришь. Я мягкий по натуре человек, но меня очень раздражают люди, которые пытаются показать себя знатоками в том, в чём вообще не разбираются. Но не брошусь в спор, хотя обязательно отмечу, что у меня другое мнение.

 

Я люблю организовывать людей, а покомандовать — вообще мой конек, это в крови: люблю быть главной. Жажда сделать хорошо, лучше других, толкает меня на бурную деятельность. Внимание и одобрение со стороны меня волнует меньше всего.

O, именно так я выгляжу, когда сталкиваюсь с очевидным непониманием. Так произошло на одном из последних обрядов в Гомельской области, где зрители из России пытались показать как надо петь бабушкам, то есть живым носителям традиции, тыкая в меня пальцами, имея ввиду, что я в первую очередь не знаю, как это делается. Я знаю: русский человек никогда не поймет белорусской манеры исполнения и белорусского звучания.

Во мне намешана куча кровей, но я ощущаю себя сапраўднай беларускай.

Ох, у меня есть пару фобий — боюсь всех жужащщих: пчел и ос, а еще у меня есть одно табу — никогда не говорить плохого про белорусский язык. Я очень люблю наш язык, и на манипуляции, связанные с языком, не реагирую.

 

Никогда не откроюсь незнакомому человеку. Только если сам человек открывается, открываюсь и я.

В жизни я не такая как на сцене. На сцене мне значительно легче. И если раньше я сильно комплексовала из-за своего роста и худобы, сейчас знаю, как себя преподнести — на сцене все комплексы испаряются напрочь.

Всегда контролирую свои эмоции с людьми, которых не совсем хорошо знаю, но в споре с близкими могу жестко осадить — друзья называют меня дерзкой. Еще плаксой называют, для меня заплакать — на раз-два. Мама утверждает, что я могу добиться всего с помощью плача. Нет, это не совсем так. Я до ужаса сентиментальна. Дерзкая чувствительная плакса.

Люблю мечтать, но никому уже не рассказываю о свои мечтах, — наработала суеверие — как только поделюсь с кем-нибудь, рушится все и сразу. Уже не делюсь.

Обожаю джаз и блюз, меня не раз звали петь в опере, думаю поэксперементировать на “Калядным фэсце” — смиксовать стили. Не так давно я брала уроки джаза. Это совершенно другая стихия. Вот что не люблю, так это рэп, для меня там нет мелодии.

Главное в моей жизни — то, что у меня есть люди, которым дарить и отдавать хочется больше, чем получать. У меня есть даже ритуал упаковки подарков любимым. Это и есть “свой” круг. Понимающие люди рядом — великое счастье.

 

Я бы очень хотела сняться в кино, это не детская мечта, а желание познать себя глубже, взглянуть со стороны, поменять привычное амплуа, добавить себе смелости.

Примечание автора: Бабушка Патриции, как оказалось, пела в хоре Пятницкого. Когда чудом удалось найти запись и послушать голос — он один в один её, Патриции.

 

Фото, текст, идея — Татьяна Менская

Стилист — Анфиса Сажина.