Вы здесь

"Мы не имеем права подставлять людей". Ночь расстрелянных поэтов в новом формате

Ночь расстрелянных поэтов / Радыё Свабода

— В списке расстрелянных 29 октября большое количество — это сотрудники органов. И мы над ними читаем и о них помним. Не разбираем, кого будем помнить и чью судьбу считать трагедией. Это общая трагедия народа. Она не разделена на должности, организации, цеха. Надо понимать, что и нынешние времена — тяжёлые для каждого по-разному. Но для каждого, — уверена писательница и учительница Анна Северинец.

Почему в этом году было принято решение изменить формат "Ночи расстрелянных поэтов"? Почему белорусский режим сильнее старается бить по всему национальному? На эти и другие вопросы Анна Северинец отвечает в эфире Еврорадио.

Анна Северинец / Еврорадио

Новый формат "Ночи расстрелянных поэтов"

Идея вспомнить расстрелянных творцов чтением стихов с хештегом #Ночпаэтаў для социальных сетей, чтобы не собираться публично, была общей для всех организаторов.

В прошлом году для меня был очень мучительный момент, когда я была в Куропатах и собиралась вести мероприятие. Дашкевич тогда был на сутках. И вот это бремя возможной вины, когда люди идут на эту территорию, идут словно в ловушку... Основное, с чем я боролась, — это со своим желанием написать в фейсбук, что всё отменяется, чтобы не подставлять людей под риск.

Поэтому новый формат — абсолютно не трудное решение. Не собирать людей, ведь мы не имеем права подставлять их, не имеем права забывать, что жизнь человека и здоровье, возможность быть дома с семьёй — это основное.

Тот формат, в котором "Ночь поэтов" состоится в этом году, мне видится вдохновляющим и важным. Он простирается дальше обычного мероприятия. В этом году чрезвычайно широко эта дата будет отмечаться в диаспорах. Скоро мы увидим афиши, объявления этих мероприятий. Их будет более трёх десятков.

Будут разные форматы: уличные музыканты, чтение стихов, шествия, почитание памяти. Для меня чрезвычайно важно, что эта тема перешагнула географические границы Беларуси. Её теперь не закроешь в ловушку, память становится общей.

Появилась интересная инициатива внутри диаспор: читать стихи наших поэтов не только на белорусском, но и на тех языках, где будут проходить мероприятия. Будут присоединяться и жители тех стран, где находятся диаспоры.

Это совершенно правильно, здорово и вдохновляюще, что эти стихи начнут звучать на других языках. Станут достоянием других культур. Также, как и всегда, к этой инициативе присоединяются представители посольств. Есть идея, чтобы они читали стихи не на белорусском, хотя это трогательно, а именно в переводе, перенимая наше культурное достояние.

Что касается белорусов внутри Беларуси, то нет вещей, которые могут помешать нам помнить своё, почитать память поэтов. В школах нет никаких запретов, чтобы посвятить уроки этой теме. Ряд писателей включён в школьную программу. Потеря куропатско-традиционного формата в этом году не вредит ни памяти, ни нашим усилиям по сохранению своих культурных приобретений.

Марш в Куропаты / АР

Это общая трагедия народа

Историю мы не выучили, именно поэтому туда и попали сегодня. Поэтому важно её доучивать. Но есть ещё одна вещь, которую мы не учитываем и которой нас учат Куропаты.

В прошлом году я стояла в Куропатах, шла подготовка к мероприятию. Лес, звенит тишина. И тут у меня очень громко зазвонил телефон, я должна была идти встречать купаловцев. Он так неожиданно зазвонил, что в ту же секунду за моей спиной выскочили два парня в джинсах. Они просто среагировали на моё резкое движение. Они не стали ко мне ни подходить, не было приказа, но видно, что они сами от себя не ожидали такой реакции. Мне стало смешно, что вот я здесь, стою в ёлочках, в раздумье, а у меня за спиной кто-то там за мной следит.

Пошла встречать купаловцев и думала: мальчики, тут же половина леса лежит ваших. В этом списке расстрелянных 29 октября большое количество — это сотрудники органов. И мы над ними читаем и о них помним. Не разбираем, кого будем помнить и чью судьбу считать трагедией. Это общая трагедия народа. Она не разделена на должности, организации, цеха. 

Надо понимать, что нынешние времена — тяжёлые для каждого по-разному. Но для каждого. Здесь не будет победителей и побеждённых, мы все выйдем из этого времени с большой коллективной травмой. Помощь нужна будет нам всем. На это нужно нацеливаться.

Мне кажется, сейчас мы должны думать дальше, как мы будем выходить из этих времён, не уничтожая никого, не запрещая никому жить на этой земле. Но, разумеется, каждый будет отвечать перед историей, перед землёй за то, как он прожил это время.
 

Зло порождает зло

Нести добро не обидно, обидно нести зло. Не забудем, не простим — это не про месть. Это про закон, про мораль, про настоящий выход из ситуации. Выход лежит через размышление, через наказание, граничащее с помощью. Часто, когда мы продумываем, как мы накажем человека, это наказание должно быть воспринято как помощь этому человеку. Жить во зле и умирать во зле — это очень тяжело.

Ненависти, которая бы меня съедала, нет. Зло порождает только зло. Я не хотела бы стоять в начале нового зла, под любыми флагами, чтобы страна начинала свою новую жизнь со злого.
 

Национальный геноцид?

Я не думаю, что первым сегодня стоит национальное. В 30-е годы действительно политика была направлена на уничтожение национального, это даже внесено в партийные программы. Да, это был национальный геноцид.

Сейчас я не могу такого сказать, я просто вижу, что белорусский язык, культура становятся символом протеста. Я бы, скорее, сравнила эти времена с "нашенивскими" временами. Когда "Нашу Ніву" запрещали распространять не потому, что она была белорусской, а потому, что национальные движения были связаны с сопротивлением.

Я бы не стала на сегодня вопить, что нас уничтожают по национальным признакам. У нас и без национальных признаков тот же коронавирус не разбирает, кто с какими национальностями, в реанимациях умирают, врачи пластом ложатся.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.