Вы здесь

Лукашенко предал “любимую”: главное из большого интервью Владимира Бережкова

Владимир Бережков

Бывший спортивный директор Федерации хоккея Беларуси и экс-главред “Прессбола” Владимир Бережков стал гостем ютуб-канала "жизнь-малина". В интервью он высказался о смерти Романа Бондаренко, поделился своим мнением о главе федерации хоккея Дмитрии Баскове, а также заявил о предательстве любимой Александром Лукашенко.

О смерти Романа Бондаренко 

У меня внутри всё опустилось. Как будто наступила какая-то большая-большая беда. Я, собственно говоря, уже накануне предчувствовал, что будет какая-то беда. Что-то висело в воздухе очень неприятное, тревожное. Как, собственно, всё это висит начиная с 9 августа. Многие переживают, потеряли сон. Всё, что происходит, не может оставить равнодушным. Когда уже непосредственно узнал о том, что произошло, понял, что нужно что-то сказать по этому поводу. Я, конечно, не догадывался о каких-то обстоятельствах — как это могло произойти, но это было ужасно. Это ещё одна жертва. Очередная. И сколько их ещё будет — непонятно.

О Дмитрие Баскове 

Ну, в это легко поверить [в участие в истории с избиением Бондаренко. — Еврорадио]. Об этом в первую очередь свидетельствует опубликованная аудиозапись и опубликованные материалы с камер видеонаблюдения. Но я просто знаю Диму хорошо. Как мне кажется. Может, я его плохо знаю. Но мне кажется, что я его хорошо знаю. Думаю, что он, естественно, не отдавая себе отчёт в том, что может произойти, не думая о последствиях, — он мог там быть.

Я его ещё помню пацаном. Он был в юношеской сборной. Мы выезжали с ним на турнир. Я был руководителем делегации. Ему тогда было лет 15-16. Знал его как хоккеиста, естественно. Потом я знал его как директора школы “Динамо”, когда я работал генеральным менеджером “Динамо”. Тогда мы с ним плотно взаимодействовали.

Он друг моего друга. Я его считаю своим приятелем, отношусь к нему очень хорошо. Я понимаю реакцию, которую могут вызвать мои слова у социума. Но я могу совершенно твёрдо сказать, что я очень хорошо отношусь к Дмитрию Юрьевичу Баскову. Он хороший человек. Он хороший отец. Он предан хоккею и не только хоккею. Он предан всему на свете, в том числе своим заблуждениям. У нас с ним разные политические платформы, разный бэкграунд, разные истории, разные предметы поклонения. Однако я очень уважаю его взгляды и его менталитет.

Он, по сути, вырос в семье. Всем известно, что он — тренер Николая Лукашенко. Понятно, что мальчик к нему привязался. Он хороший отец, он хороший человек. Он так же, наверное, относился и к Коле и относится сейчас. Не скажу, как к своему сыну, но, во всяком случае, как к очень близкому человеку. Я его хорошо понимаю. Он может воспринимать и самого Александра Григорьевича как своего отца. Понятно, что он ему предан несмотря ни на что. Он для него вообще фигура сакральная. Для меня он, наш президент, — просто менеджер высшего звена. Я к нему отношусь как к нанятому народом человеку.

А Дмитрий Юрьевич (и не только он) искренне считает, что если бы не президент, то у нас бы рухнуло всё. Мы бы дальше не жили, камни упали с неба, и земля раскололась бы. Вот такая вера у него.

Об Александре Лукашенко 

Сегодня смотрю дальше. А кто вместо Лукашенко? Кто сильнее его? Что должно произойти, если сегодня победит революция? Кто сегодня придёт вместо Лукашенко? Допустим, придёт слабый политик. Который через год или два допустит разочарование в революции, допустит то, что произошло со всеми нами в начале 90-х. Наступило разочарование в революции. Что должно произойти, чтобы не наступило это разочарование ещё раз? Так, как в Украине, — уже третий Майдан. Кто должен прийти, чтобы не наступило это разочарование? Потому что если смотреть дальше, то я себе отдаю отчёт в том, что должен прийти сильный политик. Тот, который поставит всё на место. Кто такой сильный политик? Я пока его не вижу. Кто отдаст 40 миллиардов долларов долгов, чтобы мы не стали губернией России?

Я ещё раз говорю: я категорически против репрессий. Моя эмпатия совершенно очевидна по этому вопросу. Я не могу смириться с тем, как насилуют людей, как насилуют “любимую”. Если “любимую” насилуют, то значит, что “любимый” уходит. Тут неизвестно, кто кого предал. Хотя говорят сегодня, что эти предатели или эти предатели. Отморозки, дебилы, крысы и как их только не называют. Сейчас вылезло очень много нехороших слов. Но в первую очередь я считаю, что Лукашенко предал “любимую”. Я не понимаю, как он это допустил. Как на 27-м году правления он мог допустить такую ситуацию? Как можно делать всю ставку на силовиков? Как можно было окружить себя такой слабой интеллектуальной элитой? Такого слабого окружения я не помню у Лукашенко. Я так понимаю, что он сделал ставку сейчас на тех, кто абсолютно предан.

Но, судя по всему, как продекларировано, что сегодня основным критерием профессионализма является лояльность, то есть преданность. Я так понимаю, преданность власти. Естественно, ничего хорошего от этого ждать нельзя. И в этом случае ответ на этот вопрос совершенно очевиден. Да, Басков не просто максимально лоялен, он максимально предан. Сегодня недостаточно быть лояльным.

Чтобы следить за главными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы ежедневно публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно здесь.