Вы здесь

Эпоха бюрократических открытий: как коронавирус заставил чиновников говорить

Аптека напротив Дома правительства Беларуси. Масок и антисептиков нет / Змитер Лукашук, Еврорадио

Беларусь — единственная страна в Европе, которая не закрыла границы и до сих пор не ввела на официальном уровне карантинных ограничений в связи с пандемией коронавируса. Людей на улицах и в магазинах стало поменьше, но в медицинской маске — максимум один из пяти. Работает общественный транспорт. На футбольных трибунах много болельщиков. Призывы врачей #остатьсядома умножаются на ноль заявлениями Александра Лукашенко об антивирусной силе ледовых дворцов. И вообще, “здесь нет вирусов никаких. Вот ты же не заметила, что они летают? И я тоже не вижу”. Это, если что, тоже цитата Лукашенко.

Пандемия коронавируса вывела из многолетней спячки белорусский Минздрав. Неповоротливое и скупое на комментарии (особенно для негосударственных СМИ) ведомство вдруг завело телеграм-канал, принялось регулярно собирать брифинги для журналистов и транслировать свои пресс-конференции на “Ютубе”. Онколог Владимир Караник, полгода назад назначенный министром, не вылазит из телевизора и из того же “Ютуба”, вместе с другими врачами и чиновниками успокаивая людей.

Один пример, чтобы вы представляли, как тяжело бывало с Минздравом раньше. Полгода назад в распоряжение Еврорадио попал документ о подготовке изменений в статье Уголовного кодекса, применяемой к медикам. Мы три месяца терпеливо ждали комментария из Минздрава. А потом, так и не дождавшись, всё-таки опубликовали текст. После чего узнали от пресс-секретаря министерства Юлии Бородун, что нам “не терпится”, что мы распространяем недостоверную информацию (не было такого!) и что должны были ещё подождать: “Вам было сказано — идут переговоры, когда закончатся — мы прокомментируем”. Всё это — в комментариях в “Фейсбуке”.

Минздрав здорового человека

Как похорошели пресс-службы белорусских “министерств и ведомств” при телеграме! МВД и Минобороны, сливы о работе которых регулярно публиковались в ТГ-каналах, теперь играют на опережение. Случилось что — не ждут, когда кто-то прознает, а публикуют сами.

Минздрав к современным трафикам был устойчив и “Телеграм” игнорировал. Как следствие, первый удар от коронавируса пропустил — новости из СМИ и ТГ-каналов о девушке, подозрительно затемпературившей после возвращения из Китая, застали белорусскую систему здравоохранения врасплох.

Коронавирусной инфекции у девушки не оказалось, но выводы из ситуации были сделаны мгновенно. О “завозе” вируса в Беларусь из Азербайджана утром 28 февраля сообщил не крупный телеграм-канал, а пресс-служба Минздрава. Дальше она принялась старательно объяснять, что предпринимают власти. Не стала держать в секрете попадание COVID-19 в Витебск. Через пару дней ведомство завело свой ТГ-канал, на который к настоящему моменту подписано больше 30 тысяч человек.

Подменили

Впрочем, очень скоро Минздрав вернулся к своему обычному режиму общения. Пресс-службу словно ещё раз подменили. По времени это совпало с первыми высказываниями Александра Лукашенко о коронавирусе. 

12 марта, пообщавшись с министром здравоохранения, Лукашенко принялся успокаивать белорусов: не нужно создавать ажиотажа вокруг медицинских масок — хватит всем; “для паники у нас нет никаких оснований”; “наши врачи оказались на высоте”. На тот момент в Беларуси был выявлен 21 случай коронавируса.

Александр Лукашенко слушает доклад министра здравоохранения / president.gov.by

По иронии судьбы в этот же день всё заверте… Медики в защитных костюмах пришли в два минских центра тенниса и на один из факультетов БГУ — самого большого университета страны. Журналисты узнали об этом из неофициальных источников. К вечеру пресс-служба Минздрава рассказала о белорусском бизнесмене, скрывшем поездку в Северную Италию (Апеннины в это время уже полыхали) и “давшем” около 90 контактов первого уровня.

Рассказала — и “ушла на выходные”: следующей статистики по коронавирусу в Беларуси ждали почти двое суток.
 

Как Минздрав всех запутал

Ещё через двое суток, утром 18 марта, Минздрав вместо статистики по заболевшим и выздоровевшим выдал ребус, который минут десять разгадывали журналисты всей страны:

Скриншот с сайта Минздрава

46 подтверждённых случаев коронавирусной инфекции, 51 или 54? Оказалось, трое выздоравливающих входят в 37 болеющих не по сути. Правильный ответ — 51. Через несколько дней Минздрав изменил параметры, по которым даёт статистику. Тех, кто выздоровел, объединили с теми, кто готовится к выписке. Про других пациентов написали, что они остаются под медицинским контролем и на лечении.

Вскоре выяснилось, что Минздрав в принципе решил радовать белорусов статистикой о распространении коронавируса не в режиме реального времени и не ежедневно, а раз в двое суток, потому что “ничего экстраординарного в стране не происходит”. Рекорд — три дня в режиме ожидания.

Не подходи ко мне

Параллельно выяснилось, что “некоторые белорусские журналисты и блогеры” изрядно достали пресс-службу Минздрава. Поначалу министерство журило прессу, которая оперативно публиковала интервью с подхватившими коронавирус, за разглашение личных данных. Потом начались откровенные обидки.

“И, да, уважаемые представители СМИ! Мы ценим ваш труд, однако просим — перепечатывайте наши тексты без сокращений или своей редакторской правки”, — призывает пресс-служба Минздрава. Параллельно упрекая “независимых журналистов и экспертов” в том, что они, “активно пропагандируя отмену массовых мероприятий численностью более 100 человек, собираются на приём, организованный одним из посольств европейской страны в количестве более 300 человек”. После чего “активно требуют анализов и обследований на коронавирус без очереди, поскольку у части собравшихся на следующий день повысилась температура и появились признаки инфекции”. Это фрагмент реальной публикации в официальном телеграм-канале министерства!

Пациент с подозрением на COVID-19 внутри защитного бокса

В середине марта Еврорадио стало известно, что коронавирус подтверждён у шестиклассника из школы в спальном районе Минска. Директор школы заявляет, что учебное заведение работает в обычном режиме. Мы, конечно же, хотим получить комментарий Минздрава. У журналиста происходит следующий диалог с пресс-секретарём министерства Юлией Бородун:

— Юлия, здравствуйте. Звоню по поводу 212-й школы. Появилась информация, будто там обнаружили ученика с коронавирусом.

— Прямо бегал по улице с коронавирусом?

— Мы хотим уточнить эту информацию.

— Ну а дальше что вы скажете? Что Бородун не подтвердила коронавирус? Это личные данные ребёнка, как я вам это расскажу?

— У ребёнка есть коронавирус? Что сейчас происходит? Он на обследовании?

— Я не имею права вам сказать. Это личная тайна ребёнка. Личная врачебная тайна. Я не имею права вам говорить ничего ни про ребёнка, ни про его семью.

— Мы не просим его имя. Есть факт или нет? Мы не знаем его имени.

— Ну и слава богу, что вы не знаете. Забудьте про эту школу.

Важно ли сообщить, что школьник госпитализирован из-за коронавируса? Важно. Разглашаются ли личные данные, если не раскрывается личность человека? Нет. О чём вообще были эти ответы? О том, как шестиклассник бегал по улице с коронавирусом?

Труп в тёплом состоянии

“Почему некоторые белорусские журналисты и блогеры так ждут смерти людей от вирусов?” задаётся вопросом Минздрав Беларуси в одном из своих следующих опусов. Несколько часов назад издание “Наша ніва”, так и не дозвонившись до пресс-секретаря ведомства, со слов родственников опубликовало текст о том, что в Витебске умерла пациентка с подтверждённым коронавирусом. 

Эту информацию сразу же опровергла пресс-служба министерства, а чуть позже и лично министр. “Паника в журналистско-блогерской среде категорически мешает нам работать! — негодует Минздрав. — Почему, вопреки всем законам этики, деонтологии, права, мы вынуждены оправдываться и вместо обычной каждодневной работы ждать очередной "смерти"?”

МВД и Минобороны, играя на опережение, со временем вернули себе статус первоисточников критической информации. Минздрав же даже новость со свежими цифрами по COVID-19 умудряется озаглавить так: “Ситуация с коронавирусной инфекцией расценивается, как контролируемая”. Вы даёте статистику — но сразу же подсказываете нам вывод, который мы должны сделать? Спасибо, разберёмся сами.

“В Беларуси тьма идеологов, которые должны были бы готовить варианты информационной работы организаций в любых кризисных условиях. Но отсутствие понимания подготовительной работы на уровне Администрации президента, которая свела всю идеологическую машину к зачитыванию материалов сверху и выявлению политически неблагонадёжных в организациях, привело к формированию штата приспособленцев, которые не могут подготовить текст даже в министерствах, и получаются сообщения с обидами и иными лишними эмоциями, — пишет в своём телеграм-канале аналитик Егор Лебедок. — Такие “идеологи” не понимают простых вещей: не бывает дискредитирующей информации, информации “псевдоэкспертов”, блогеров и т. п. Бывает просто информация, с которой нужно работать и обращать в свою пользу — это признак профессионализма в информационной работе. Но при нынешней власти штат идеологов — это труп, поддерживаемый в тёплом состоянии, оттого приносящий еще больше вреда…”

При поддержке "Медиасети"

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.