Беларуси для силового сценария революции не хватает своего Шарля де Голля

Калиновцы сейчас в авангарде событий / фото батальона Кастуся Калиновского

Поражение России в войне может стать окном возможностей для отстраивания независимости Беларуси. Какая политическая структура больше всего подходит для того, чтобы в смутное время возглавить освободительное движение, и что она должна будет делать?

— Мне кажется, что переходное правительство должно быть коалиционным. "Кто будет?" — это вопрос не ко мне, это вопрос к белорусскому народу, кого белорусский народ воспримет в таком качестве, — рассказывает в эфире Еврорадио Дмитрий Щигельский, представитель движения "Супраціў", причастный к "делу о покушении на Лукашенко". — Фактически с первой секунды нужно будет заниматься делами со спецслужбами.

Все говорят, что надо КГБ люстрировать, всех повыгонять. Но я категорически с этим не соглашусь. Нам предстоит усиливать спецслужбы для того, чтобы противостоять российскому фактору, который в истории Беларуси был всегда деструктивным. Нам предстоит очень серьёзно заниматься армией, экономикой и многими вопросами.

Алексей Арестович говорит, что Украина не будет отвечать на действия режима Лукашенко, который способствует российской агрессии. И вряд ли Украина станет для белорусских добровольцев той площадкой, с которой начнётся силовое освобождение Беларуси.

— Никто не говорит о том, что Украина станет неким спонсором батальона Кастуся Калиновского, который пойдёт на Беларусь, — считает Дмитрий Щигельский. — Главное то, что ребята получают опыт и всё остальное, необходимое для того, чтобы сменить этот режим.

Достаточно ли одного батальона калиновцев для силового решения вопроса?

— Если Россия потерпит серьёзное военное поражение, то весьма вероятно, что в ней это вызовет политический, экономический и социальный кризис. России будет не до Беларуси. Этот кризис, скорее всего, будет и у белорусского режима. В этих условиях белорусская армия, возможно, не будет вмешиваться. Мы собирали информацию о настроениях в армии. Она в таком случае, скорее всего, будет ждать, кто победит. То, что структуры МВД в этот момент будут готовы пожертвовать жизнью за Лукашенко, — это мне кажется сомнительным.

Если будет революционная ситуация, то, конечно, одного батальона недостаточно. Но батальон — это то, чего не хватило в августе 2020 года. Возможно, что снова возникнут протесты. Ведь вопросы, которые их вызвали, никак не решены. Люди недовольны происходящим.

Ваяры батальёна Каліноўскага / фота @belwarriors

Но в Беларуси царит атмосфера репрессий и насилия. Найдутся ли те, кто решит выйти на протесты?

— Я знаю людей, которые уже отбыли свой срок по политическим приговорам, — говорит Дмитрий Щигельский. — Они говорят, что в августе 2020 года нужно было действовать совсем по-другому. Эти люди находятся в довольно оптимистичном состоянии и настроены решительно. Я считаю, что Лукашенко сам вырастит своего могильщика через тех, кого он прогнал через Окрестина, через пытки, кого он унижал и посадил.

Как на настоящий момент выглядит структура национально-освободительного движения и чего в ней не хватает?

— У нас есть коалиция протестных дворов, которая научилась выживать и работать в ужасных условиях. У нас есть "Буслы", "Дружины народной самообороны". Есть батальон Кастуся Калиновского, есть операции, которые проводил BYPOL. Нам нужен свой Шарль де Голль, который будет политическим представителем этого движения и которого это движение признает. А просто выскочить и сказать "я буду белорусским де Голлем" — это несерьёзно, — резюмирует Дмитрий Щигельский.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.