"Прыехала Расгвардыя — пачалася дупа". Як Бярдзянск жыве пад акупацыяй

Як жывецца ў акупаваным Бярдзянску / калаж Улада Рубанава, Еўрарадыё

Кате 25 лет, она живёт в Бердянске. Правильнее сказать "жила": сейчас она была вынуждена уехать в Киев из-за того, что родной город оккупирован россиянами. Но после освобождения обязательно вернётся.

"Я из тех людей, кто безгранично любит свой город, рассказывает о нём как о лучшем месте планеты и желает Бердянску только развития и лучшей жизни", — говорит Катя.

Несколько недель после занятия города россиянами она оставалась в Бердянске — но потом всё же уехала. Каково это — жить под российской оккупацией, — Катя рассказала Еврорадио.
 

Про оккупацию узнали из соцсетей

Как люди узнают о том, что их город оккупирован? У Кати было так: информация появилась в социальных сетях — когда там начали появляться видео с российской техникой, которая заезжает в город и ездит по улицам.

"Самая гадкая картинка, которую я видела в жизни. Ещё более гадкая — это их тряпки вместо наших флагов на площади. Местных боёв не было, потому что всех военных из города вывезли сразу. Военкомат был закрыт, поэтому ребята, которые хотели записаться в местную тероборону и вообще сформировать её, просто не могли этого сделать. А через некоторое время появилось сообщение на официальном канале, что местные власти предлагали таким группам добровольцев поехать на защиту Мариуполя", — рассказывает Катя.

По сути, говорит Катя, Бердянск тихо "сдали" местные власти. Это стало понятно после того, как местные вышли на первый проукраинский митинг под исполком.

"По вечернему прямому эфиру с исполняющим обязанности мэра и его дурацкой реакции на это стало понятно, что здесь что-то не так. Лично в моей семье мы после этого на эти эфиры от и. о. мэра забили. Опять же — стало противно. Представьте, в конце обращения ни одного "Слава Украине", а просто "Храни нас Бог".

Проукраинский митинг в оккупированном Бердянске / "Новости Донбасса"

Пусть местные власти и "зарыли голову в песок", народное недовольство было. Как вспоминает Катя, люди выходили на митинги и вытесняли россиян с площадей, "партизанили" и рассказывали украинским военным о вражеской технике. Правда, оптимизма это не добавляло.

"Всё было более-менее, пока в городе были просто солдаты. Они не совсем понимали, для чего они здесь. Просто стояли в городе, и всё. Тогда бердянцы каждый день собирались на митинги, всюду висели украинские флаги, город хоть как-то жил. Хоть и без газа, тепла и с освещением с перебоями, но жил. Когда в город заехала Росгвардия и фээсбэшники, началась жопа". 


Город без жизни

"Если выходишь в магазин — идёшь как будто под прожектором, как на ладони, потому что в любой момент ты можешь встретить орков, в любой момент могут подойти проверить документы, телефон", — вспоминает Катя.

Город после начала оккупации стал "будто голый, сухой", делится она впечатлениями. Многие знакомые уехали, на улицах пусто. Повод для хорошего настроения — если в магазин завезли "молочку" или удаётся найти свежий хлеб, но оно сразу исчезает, когда по улице проезжает машина с автоматчиками.

После того как в город заехали росгвардейцы, они заняли все административные здания, местные редакцию и радио — чтобы вещать российские станции. Конечно же, повесили флаги: российский и советский.

Послу оккупации со здания городской администрации сняли герб Украины, а на площадях появились российские триколоры / ЗаБор

"У нас закрылись супермаркеты, остался один, который, как я поняла, начал сотрудничать с россиянами: там начали появляться продукты из Крыма. Работал рынок: кто-то продавал из сёл, но можно было заметить и "гуманитарку" — кто-то её брал у россиян и потом перепродавал. Но мы решили, что не прикасаемся к ней", — рассказывает собеседница.

В аптеках нужных лекарств фактически нет — многих буквально спасали волонтёры, которые как-то находили препараты и передавали нуждающимся в город. Вместо того чтобы решать эту проблему, оккупационные силы занялись бизнесом: те, кто оставался работать и соглашался сотрудничать, вынуждены платит от 20 до 50% на "налоги", в итоге многие решили закрыть своё дело.

В принципе, проблемы были со всеми сферами: иногда глушилась связь, у многих были большие вопросы с наличными, отсутствие товаров. Жить в городе было почти невозможно, но, признаётся Катя, сейчас, на подконтрольной Украине территории, плохое быстро забывается — защитная реакция психики.
 

Думали эвакуироваться с первого дня

Катя думает, что многие часто колеблются и подсознательно ждут, чтобы кто-то решил за них, какой-то знак или воображаемый флажок, который сигнализирует "Сейчас". И она тоже так искала, поэтому уехала не сразу.

"Мы с парнем хотели уехать ещё 24 февраля, когда всё началось. Собирали и разбирали вещи несколько раз. В первый раз думали эвакуироваться вместе с компанией, где он работает. Они тогда как-то быстро организовались и решили ехать в сторону Западной. Мы собрались, но потом в новостях увидели, как в центр Ужгорода произошёл "прилёт" (теперь уже хорошо знаем, как это называется). Стало понятно, что ракеты долетают по всей Украине, но мне жутче всего было за дорогу. Что делать, если обстрел тебя встретит в поле, где нет ни одного здания?" — вспоминает собеседница свои мысли.

Каб сачыць за галоўнымі навінамі, падпішыцеся на канал Еўрарадыё ў Telegram.

Мы штодня публікуем відэа пра жыццё ў Беларусі на Youtube-канале. Падпісацца можна тут.