Іван Шыла: нястрашная польская падатковая, клінінг ва Украіне і парады палітыкам

Іван Шыла / Еўрарадыё

На конференции “Новая Беларусь” в Вильнюсе политики много говорили о бизнесе. И Еврорадио попросило бизнес поговорить о политиках.

Сооснователь клининговой компании Cleanwhale Иван Шило за последние полтора года смог открыть филиалы в трёх польских городах: Варшаве, Кракове и Вроцлаве. А ещё Cleanwhale начал работать в Берлине и зарегистрировал компанию в Праге.

Компания масштабируется на Европу

При этом сервис не приостановил работу и в Украине: клинеры смогли продолжать работать и получать зарплаты в мире, где уборка нужна не после вечеринки, а после обстрела.

Как демсилам выстраивать отношения с бизнесом, быть настолько же эффективными в эмиграции, насколько эффективен бизнес и как уговорить бизнесменов однажды вернуться в “Новую Беларусь”? Расспросили Ивана Шило.
 

“Работать в сфере услуг в Польше проще, чем в Беларуси”

Cleanwhale — польская фирма, а не филиал белорусской компании. Это значит, что налоги белорусы платят в Польше. А ещё это значит, что любой желающий может легко узнать, что Cleanwhale владеют белорусы: в Польше получить информацию о конечных бенефициарах компании очень легко.

В 2020 году быть белорусом в изгнании было комфортно. В 2022 году всё стало несколько сложнее.

Cleanwhale — польская фирма, а не филиал белорусской компании / CleanWhale

— После февраля [начало полномасштабного вторжения Росии в Украину. — Еврорадио] мы столкнулись с обратным. Люди узнавали, что фирма принадлежит белорусам, писали в комментариях, что мы зарабатываем здесь деньги, чтобы оплачивать услуги ОМОНа дома. Но массовыми эти комментарии не были.

Если комментаторы не могут вывести бизнесмена в эмиграции из себя, то, может, налоговая и другие проверяющие смогут?

— В Польше несколько отличная от Беларуси система налогообложения. Перед запуском бизнеса стоит сходить к консультанту, который расскажет, как всё это работает.

Но в целом если вы работали в сфере услуг и у вас всё получалось в Минске, то, наверное, вы откроете для себя, что требования в Польше к вашему сервису ниже. А денег вы можете зарабатывать больше, потому что люди здесь богаче, следовательно, и цены на их услуги выше.

Ещё один плюс — ты меньше думаешь о проверках. Отбросим политические вопросы: в Беларуси любые контакты с налоговой очень опасны, и ты не всегда понимаешь, на одном ли языке вы говорите.

А ведь цель налоговой не в том, чтобы закрыть бизнес. Цель налоговой — сделать так, чтобы ты платил налоги. А в Беларуси некоторые инспекторы думают, что главное — получить большой штраф сегодня, и неважно, закроется ли компания завтра.

"Главное — получить большой штраф сегодня, и неважно, закроется ли компания завтра" / Euroradio

Я вовсе не агитирую переезжать, у меня нет чёткого мнения, как должен действовать сегодня бизнес, который остаётся в Беларуси. Я только могу сказать, что бояться этого переезда не стоит. Бизнес в Польше вести как минимум не сложнее, чем в Беларуси.
 

“Налоговый рай — это хорошо, но можно делать что-то полезное уже сегодня”

Раз у вас всё так хорошо получается, может, самое время поддержать рублём демсилы? Например, на Конференции звучало предложение “фьючерсов на налоги” — то есть вы поддерживаете нас рублём сейчас, а в “Новой Беларуси” окунаетесь в налоговый рай.

— Рассчитывать на то, что это будет массовое явление, не стоит. Поддерживать нужно действие, а не просто “борьбу с режимом”. Непонятно, в чем её измерять, если режим не меняется.

Мне не хочется требовать чего-то невозможного: создания армии или белорусского банка за границей. Мне кажется, что результаты Конференции неплохие, люди не поругались, а это новый опыт для белорусских конгрессов. Умение договариваться — это вполне себе бизнес-история.

Светлана Тихановская на конференции "Новая Беларусь" / euroradio

Бизнесу нужны проекты. “Налоговый рай” в Беларуси это хорошо, но есть вещи, которые могли бы быть полезны уже сегодня. Хорошая идея — бизнес-ассоциация, которая помогает находить потенциально лояльных партнёров или клиентов только потому, что ты белорус. Неплохая стратегия. Может, не очень справедливая, но рабочая.

Бизнес — это не про кумовство, это про контакты. С белорусами, с которыми у вас есть общие воспоминания и ожидания от будущего, проще договариваться.

Ещё одна жизнеспособная идея — “цифровая Беларусь”. Платформу, с помощью которой можно буквально подсчитать, сколько белорусов — сторонников демсил живёт в эмиграции, можно использовать и в разговорах с европейскими политиками. А ещё её можно использовать, чтобы находить сотрудников, партнёров, клиентов, программы поддержки.

— А многие белорусы в эмиграции ищут “свой” бизнес, стараются попасть на работу к “своим”?

— У нас работает много белорусов, но мы не можем кого-то позитивно дискриминировать. К тому же есть клинеры из Украины, которые нуждаются в поддержке не меньше, чем белорусы.
 

“Многие клинеры остались в Киеве, и мы решили дать им работу”

С самого начала войны президент Украины Владимир Зеленский просил бизнес не прекращать работать, поддерживать экономику. Белорусы тоже не стали закрывать свой филиал в Киеве.

— Мы не зарабатываем деньги в Киеве, мы помогаем менеджерам, клинерам и украинской экономике. И это важно, это влияет на обороноспособность Украины. Мы решили работать.

Мы решили работать / Euroradio

Даже когда появлялись сообщения о том, что Киеву остаётся 12 часов, большинство наших клинеров не покинули город. Они как могли помогали своей стране. Кто-то был в теробороне, кто-то плёл маскировочные сетки.

Некоторые клинеры приехали в Польшу и продолжали работать у нас. Но большинство из них вернулись в Украину, как только это стало возможным. И это нас удивило и тронуло. Люди быстро нашли работу в Варшаве, нашли квартиры, могли здесь остаться — но сказали, что должны вернуться домой.

Для нас это про участие в поддержке украинской экономики, а не про бизнес, который приносит деньги. Скорее, напротив: мы поддерживаем его из денег, которые зарабатываем в Польше.

При этом счета компании в Украине до сих пор заблокированы. Ответственные службы быстро обнаружили, что бенефициары компании — белорусы, и переписка, в которой Cleanwhale пытается доказать, что не имеет отношения к Лукашенко, всё ещё продолжается.
 

А что вы сделали за два года?

В общем, у белорусских бизнесменов в эмиграции вопрос “а что вы сделали за два года?” вызывает куда как менее нервную реакцию, чем у белорусских политиков. Поэтому Еврорадио попросило бизнес посоветовать демсилам, как быть настолько же эффективными.

Иван Шило / фото со страницы собеседника Еврорадио в Facebook

Сам Шило, правда, считает, что сейчас не лучший момент лезть к политикам с советами.

— Я бы сегодня точно не ругал политиков и не говорил им про KPI, не винил бы этих жертвенных людей, которые тратят своё время, жизнь, получают невысокие зарплаты — и не знают наверняка, каким будет результат.

То, что мы называем политикой в Беларуси, это не политика. Политика — это когда ты прикладываешь усилия и получаешь результат. Или можешь скорректировать свои неверные действия — и тогда уже точно прийти к результату.

У нас же политические движения и лидеры есть, но они не влияют на то, что происходит в Беларуси. И в этом нет их вины. Есть грустный и достаточно мрачный момент, когда не время лезть с советами.
 

Что вам предложить, чтобы вы вернулись?

Годы пройдут, Шило и его команда обживутся в Польше — что заставит их вернуться в Беларусь?

— Чем больше времени будет проходить, тем меньше шансов, что бизнес вернётся. Это связано с тем, что человеку не так и просто раз за разом делать перевороты в своей жизни, всё перевозить и начинать сначала. Да и есть люди, которые хотят просто зарабатывать деньги.

Сегодня в Польше и Литве довольно просто получить гуманитарный ВНЖ. А это значит, что в течение семи-восьми лет Польша согласна предоставить гражданство 150 тыс. белорусам. Чем дольше продлится эмиграция, тем больше людей получит второе гражданство. Им будет сложнее вернуться.

Стоит ли ждать, что бизнесы вернутся? / коллаж Влада Рубанова, Еврорадио

Но всегда будут те, кто не захочет просто зарабатывать деньги. Будут и те, кто захочет участвовать в процессах, принимать решения, реализовывать инициативы, которые денег не приносят, но приносят довольство собой и улучшениями, которые принес в мир. Или просто в Беларусь.

— Мы же помним историю Виктора Прокопени, который долго жил в Лондоне, а потом получил возможность не только зарабатывать, но и влиять на процессы, и ему это понравилось. И руководителям айти-компаний понравилось чувствовать связь со страной — что в том числе и привело к 2020 году.

Многие вернутся, потому что ты можешь быть среднебогатым человеком в Лондоне, но не быть частью лондонского истеблишмента. А в Беларуси тебе всё понятно. Ты можешь делать замечательные нематериальные вещи, можешь реализовывать полезные инициативы. А это дороже денег. Ну, если ты уже заработал хотя бы миллион.

Нам не нужно придумывать идеальное общество. Всё уже придумано: разделение властей, независимый суд, свободная пресса, справедливые выборы. И как только это вернётся в Беларусь, вернутся и люди.

А опыт жизни за границей такого большого количества белорусов тоже полезен. Подсмотрел ты, как выстроены велодорожки в голландском Эйндховене — и повторил то же в Солигорске, говорит Шило.

— Нет проблемы в том, что люди уезжают из страны. Главное, чтобы одновременно с этим люди в неё приезжали.

— Но пока бизнес уходит из Беларуси. Это катастрофа или “так вам и надо”?

— Катастрофа. Да, это катастрофа. Я не знаю, можно ли было строить иллюзии, что что-то пойдёт по-другому. Идёт вымывание огромного количества инициативных людей из страны. Мы потеряем много времени.

“Год за десять”. Мы теряем год — но последствия будут сказываться ещё десять лет.

Каб сачыць за галоўнымі навінамі, падпішыцеся на канал Еўрарадыё ў Telegram.

Мы штодня публікуем відэа пра жыццё ў Беларусі на Youtube-канале. Падпісацца можна тут.