Брат затрыманага па справе "рэйкавай вайны": цяжка думаць, куды могуць падвесці

Дзяніс Дзікун / фота з асабістага архіва брата Дзмітрыя

В начале марта Дмитрий Дикун узнал, что в Светлогорске, недалеко от домов, где живут его родственники, прошли задержания. Открыл “Жёлтые сливы” — там уже было опубликовано “покаянное видео” брата — Дениса.

Денис был избит. Его глаз заплыл. Когда Дмитрий разговаривал с ним накануне, на нём не было и царапины.

Денис Дикун / скриншот с "покаяльного видео"

Дмитрий связался с Еврорадио, чтобы рассказать нам о своём брате.
 

“Всегда был на позитиве, очень любит спорт”

— У нас самая обычная семья. Отец — водитель. Мама — пенсионер, у неё инвалидность. Брат Денис всегда был на позитиве. Занимался футболом. Очень любит спорт. Старался к чему-то стремиться. Я был удивлён, что брата задержали. И что задержали насколько жёстко.

Я говорил с ним накануне вечером. Видел, что с ним всё в порядке. На нём не было ни одной царапины. А на покаянном видео были отчётливо видны следы избиений. Я знаю, что их продолжали избивать и пытать в РОВД.

В тот день в Светлогорске задержали пятерых. Все они из одной семьи. Вместе с Денисом задержали его девушку Алису и её отца Олега Молчанова. Была задержана также сестра Дениса Дикуна и её муж — супруги Дмитрий и Наталья Равич. Наталью и Алису позднее отпустили.

Задержанных светлогорчан подозревают в участии в “рельсовой войне”. В МВД считают, что вечером 28 февраля они облили горючей смесью релейный шкаф сигнальной установки и подожгли его. Оборудование выгорело. На них завели уголовное дело за совершение акта терроризма.

Денис Дикун / фото из архива собеседника Еврорадио

Сожжённый шкаф опасен для жизни пассажиров?

Если эту аппаратуру выводят из строя, то поезд с рельс не сойдёт, но на ремонт может понадобиться несколько часов. Или несколько суток.

Еврорадио уже писало о том, что такое шкафы управления СЦБ. Когда такой шкаф выгорает изнутри, диспетчер видит, что на участке происходит что-то ненормальное, и отправляет туда электромеханика. Тот приезжает, докладывает обстановку, приступает к ремонтным действиям.

Движение в таком случае полностью останавливается до специального распоряжения. Пропускная способность режется — военные эшелоны движутся в сторону Украины медленнее.

Один из таких шкафов сожгли на перегоне Останковичи — Жердь гомельского отделения Белорусской железной дороги. Этот перегон — часть линии, которую построили ещё во время Первой мировой войны. Она должна была стать кратчайшим путём для воинских эшелонов, которые следовали в Украину.
 

“Я думаю, они просто хотели помочь”

Дмитрий уехал из Беларуси в 2021 году — он был активным участником протестов. Его  брат Денис, которого сейчас обвиняют в совершении акта терроризма, на митинги не ходил.

Адвокат Дениса под подпиской о неразглашении, никаких новостей он не приносит.

— Знаю только, что условия “более-менее”.

Денис Дикун / фото из архива собеседника Еврорадио

Семье нужна помощь, чтобы погасить счёт за материальный ущерб. Адвоката для брата оплачивает сам Дмитрий.

Если бы можно было написать письмо из-за границы и точно знать, что оно попадёт в руки брата, Дмитрий написал бы так:

“Денис, прошло три месяца. А мне всё ещё очень тяжело всё это воспринять”.

Тяжелее всего воспринять инициативу белорусского парламента, который уже в двух чтениях принял поправку о введении смертной казни за умысел на совершение теракта. Впервые с такой инициативой парламентарии выступили, когда брат Дмитрия уже был задержан.

— Тяжело осознавать, что к этому могут подвести. Мы надеемся, что этого не произойдёт. Мы надеемся на лучшее.

Я считаю, что они всего лишь хотели помочь Украине. Я не буду комментировать войну. Все мы понимаем, что это просто нападение.

 

Каб сачыць за галоўнымі навінамі, падпішыцеся на канал Еўрарадыё ў Telegram.

Мы штодня публікуем відэа пра жыццё ў Беларусі на Youtube-канале. Падпісацца можна тут.